13 декабря 2014 года

 - 0.0 Логотип АКС


-01.7

-01.10

 

Вам нравится наш новый сайт?

Нет, не нравится
Глаза бы мои этот сайт не видели
Да, очень
Да, но есть недостатки

О Пируцком А.М.(очерк Богатова В.А.)

Таким надо было родиться

капитан 1 ранга Богатов В.А.

01.04.05(2-й отд.).05 Пируцкий  

Капитан 2 ранга ПИРУЦКИЙ Андрей Михайлович
22.03.1967 г. – 07.03.2002 г.

      Порву еще раз свою душу в клочья, вспоминая и описывая эпизоды совместной службы с одним из любимых соратников. Моя душа будет страдать от многократного осознания несправедливо короткого времени, отпущенного Андрею для земного пребывания, а также от того, что я непременно буду бередить свои душевные раны, вспоминая своих детей, ушедших из жизни как и Андрей через дорожно-транспортное происшествие.

     Но что поделать? Сам затеял этот проект по составлению записок о безвременно ушедших товарищах по службе. Затеять то я затеял, да не вдохновил, не увлек других сослуживцев «взяться за перо». Поэтому, дружище, отдувайся сам, говорю я себе. То, что это дело нужное, предполагаю не умозрительно. Осознание такой необходимости может прийти с опозданием, после исчезновения свидетелей и участников «времен Очаковских и покоренья Крыма». И что тогда делать? Ничего не поделаешь. Когда о человеке не вспоминают, он умирает окончательно, навсегда.

     За годы после моего увольнения состав нашего подразделения существенно обновился. Изменилось многое, в том числе и название. Теперь это цикл устройства и живучести ГТС. Но электромеханическая сущность, я надеюсь, осталась. Благодаря усилиям Назарова Бориса Михайловича, летописца кафедры, никто из лиц, служивших когда-либо на кафедре, не забыт и навечно внесен в ее реестр. На сегодняшний день полный список с фотографиями сотрудников кафедры за три с половиной десятилетия составляет пятьдесят человек. О вкладе в развитие нашего дела многих сотрудников мне уже не ведомо. Ясное дело, вклад у всех разный: некоторые фигуры «проходные». Они были как бы случайными попутчиками. Другие служили долго, да вот огня и света давали не на полную мощность. А от некоторых сотрудников их энергия и дела в виде ауры, души коллектива витает среди нас до сих пор! Я не склонен к мистицизму, но что-то в этом есть… Андрей, безусловно, из тех людей, кто оставил свой след в истории кафедры.

      Андрей был на удивление одаренной личностью. А в сочетании с умной и целеустремленной женой Ириной он был обречен на большой успех в жизни, если бы не случился фатальный случай с ДТП.

     В бытность начальником кафедры читал его личное дело, но, к сожалению, совершенно не помню его биографию. В памяти остались отрывочные сведения из его жизни и впечатления, которые хочу передать нашим новым сотрудникам, чтобы они представляли «каким он парнем был».

    Андрей, по образному выражению его кафедрального наставника Колганова Андрея Ивановича, заканчивал все учебные заведения, начиная с подготовительной группы детского сада, с медалью или с красным дипломом. После окончания энергетического факультета ВВМИОЛУ им. Дзержинского в 1990 году Андрей был распределен на ПЛА на Камчатку.

     Прослужил там до 1994 года. Сначала он попал в поле зрения разведчиков. Везде нужны талантливые ребята! Его собирались отправлять на сдачу экзаменов в Аквариум (теперь это Военно-Дипломатическая Академия Генерального штаба ВС). Это предложение совпадало по времени с другим предложением продолжить службу на новых перспективных технических средствах в Санкт-Петербурге. До принятия для себя окончательного решения по выбору дальнейшей судьбы, Андрей заверил и убедил вербовщиков двух ведомств в выборе именно их предложения.

     Не очень-то любили на флотах Военно-Дипломатическую Академию. Бытовало мнение, что блестящие морские офицеры, краса и гордость Вооруженных Сил, служили после ее окончания при посольствах шоферами или стояли швейцарами у ворот. Таковыми они значились при оформлении виз, на самом же деле служили помощниками военно-морских атташе, а потом, если сильно повезет, и самими атташе.

    Может быть поэтому, в результате анализа Андреем была выбрана служба в Санкт-Петербурге. По не проверенным данным Начальник разведуправления ТОФ был обескуражен тем фактом, что его, видящего насквозь каждого без рентгена, обвел вокруг пальца какой-то старший лейтенант. Умел Андрей говорить убедительно.

     После успешного завершения курса по занимаемой должности, Андрей должен был влиться в одну из боевых групп. Но был выведен из плавсостава по состоянию здоровья. Здесь просматривается вариант Смехова Сергея, просматриваются контуры плана Андрея на всю жизнь. Перед командованием встал вопрос о дальнейшем использовании офицера Пируцкого. Его куда-то поставили на штат. Я стал добиваться его перевода на кафедру №2. Мне говорили, что для капитана-лейтенанта рановато становиться педагогом-преподавателем, особенно для старших офицеров. Может оно и так, но я уже знал, что молодость – недостаток быстро проходящий, а также помнил занятия, которые я проводил по электричеству с его учебной группой. Помнил его выступления на семинарах. Мне было ясно – этот военмор обладает колоссальным потенциалом и разберется в вопросе любой сложности легко и непринужденно. Поэтому настаивал на своем и в итоге за год до моего увольнения по достижению предельного возраста Андрей стал служить на кафедре.

      Работы было много – не так давно передислоцировались на новое место и нужно было обустраивать учебные кабинеты. Кафедра интенсивно участвовала в создании промышленностью тренажеров. Требовалось постоянное проведение занятий, так как от больших разовых наборов перешли к перманентному ежегодному добору специалистов. Это практически без разницы с точки зрения учебной нагрузки на педагога – одного учить или группу.

    Времена продолжали быть тяжелыми: одну Родину-мать похоронили, а ее наследница никак не могла подняться с колен. На жизнь денежного довольствия не всегда хватало. К тому же его выплату задерживали. Поэтому типовым явлением были подработки офицерами и мичманами на погрузочно-разгрузочных терминалах, в сторожевых будках. Особо одаренные занимались тематикой «купи-продай». Андрей также подрабатывал, но на чем – не помню.

   Надо отдать должное руководству страны и Вооруженных сил того времени. В разгул демократии был принят закон о статусе военнослужащих, дающий гарантию по их социальной защите. Самое главное в условиях массового сокращения армии и флота состояло вправе получить при увольнении не только заслуженную пенсию, но и жилье тем, кто его выслужил. Заработать себе на жилье в те годы могли только бизнесмены, а получить его бесплатно могли только крупные чиновники. В соответствии с всемирным законом о неравномерном распределении способностей быть результативным бизнесменом может в статистическом смысле только один из десяти. А что делать остальным девяти гражданам страны? Вероятность стать крупным чиновником, не являясь родственником другого крупного чиновника, была еще меньше, чем в варианте с бизнесменом. Поэтому Андрей поставил «на службу», не стал демобилизоваться и был поставлен в очередь на жилье.

     Реализацией план на жизнь являлось также закрепление Андрея на одной из кафедр родного Училища в качестве соискателя ученой степени кандидата технических наук. Легко совмещая служебную нагрузку с подработками и соискательством, очень скоро им были сданы экзамены кандидатского минимума по английскому языку и философии.

    Эра персональных компьютеров набирала обороты. Обладателями персоналок был очень ограниченный круг – они ведь тогда денег стоили не малых! Под один из тренажеров мы заказали персоналку, которую тихой сапой установили на кафедре после поставки тренажера. Пользуясь правом начальника, я узурпировал на некоторое время право работы на нем. Мне это нужно было для дела: близился дембель, а хорошо устроиться на гражданке без навыков использования компьютера при отсутствии «волосатой лапы» было уже невозможно. Андрей Колганов прочитал мне индивидуально вводную лекцию. Затем я приступил к самостоятельному изучению седьмого издания «IBM PC для пользователя» Фигурнова В.Э. Иногда приходил Пируцкий и просил поработать на компе. После его занятий этот вундеркинд предлагал мне выявленные им непонятным для меня образом дополнительные функциональные возможности и приемы работы на компьютере. У Фигурнова я их не встречал.

     Летом Андрей пригласил меня к себе на дачу. Дача находилась недалеко от моего места жительства: за железнодорожной линией в старинном садоводстве в районе между платформами Дачное и Ульянка. От меня пешком не более получаса. Мне понравилась атмосфера, царившая в этой молодой семье. Андрей демонстрировал хорошие хозяйственные навыки дачника, знание всех тонкостей приготовления шашлыков. Теперь я понимаю, почему лицо Андрея напоминало мне Илью Лазерсона, талантливого шеф-повара из Западной Украины, ставшего в Санкт-Петербурга ведущим кулинаром России и автором многочисленных книг про еду.

     Ирина – высокая, стройная и красивая вела себя строго по этикету. Была в меру приветливой хозяйкой, в меру заботливой мамой и с полным доверием относилась к действиям мужа не только возле мангала, но и в ходе последовавшего затем обильного застолья. Пятилетняя дочь Оля, умница и красавица, вела себя идеально в присутствии гостя.

     Через некоторое время мне представилась возможность глубже разобраться в характере Ирины, узнать дополнительно изрядно удивившие меня качества.

     Андрей в нетрезвом виде за какие-то действия был пленен охраной универсама и затем передан в отделение милиции.

    Милиционеры, разобравшись с ведомственной принадлежностью Андрея, передали его в комендатуру. Комендатура сообщили о свершившемся факте в военную прокуратуру. В гарнизонной гауптвахте он провел ночь, Завертелись отработанные столетиями колеса репрессивного аппарата. Вечером мне были телефонные звонки из комендатуры и от Ирины. Утром следующего дня я прибыл в комендатуру, к Военному коменданту гарнизона Петербурга для вызволения задержанного подчиненного.

     В огромный кабинет Военного коменданта из камеры предварительно задержанных привели нашего нарушителя воинской дисциплины. Андрей остановился возле входной двери, в метрах пяти от меня.

- Сколько выпили вчера, Андрей Михайлович? - спросил Военный комендант, капитан 1 ранга.

- Я вчера ничего не пил – последовал твердый ответ и вместе с акустическими колебаниями воздуха до нас с комендантом через весь кабинет дошел крепкий дух перегара.

- Значит, Вас забрали по ошибке?

- Так точно.

   Говорил очень убедительно. Комендант был готов поверить, но Андрея выдавали с головой помятый вид и запах перегара.

- Ну что ж! Коли так, то после оформления документов пусть с вами разбирается ваше командование и прокуратура. Дожили! Теперь для посадки на гауптвахту решения коменданта гарнизона или командира части уже недостаточно, нужно еще решение суда! Иначе это, якобы, противоречит конституции РФ. Ну как в этих условиях бороться за повышение дисциплины?! Доведет нас это «дерьмократия» до полной анархии…

    На этот крик души военного коменданта я уже не обращал внимания, т.к. был поглощен осмыслением проблемы по «заметанию следов преступления» подчиненного. Да, это была круговая порука в чистом виде. Но уж больно не хотелось портить свою дисциплинарную карточку перед дембелем. Обидно было бы после десятилетий безупречной службы, под занавес воинской карьеры получать фитиль за плохую работу с офицерским составом.

    После комендатуры встретился с Ириной. Она время не теряла даром и имела четкий план действий, поскольку уже знала, где есть какие-либо следы о поимке и посадке в кутузку ее мужа. На меня в ее плане возлагалась ответственность по изъятию этих свидетельств (заявлений, протоколов, «объясниловок», рапортов и прочего). Этот план существенно облегчал мою задачу. Без подробного инструктажа Ирины я точно не проник бы, на пример, в отделение милиции, откуда вынес не только папку документальных свидетельств позора Андрея, но и лист из «вахтенного журнала» с записями про Андрея, который я незаметно для дежурного вырвал. Дознавателем назначили Сашу Гордова. В итоге расследование было свернуто по причине отсутствия пострадавших и прочих документов, определяющих состав преступления.

     Ирина далее неоднократно и существенно участвовала в моей судьбе. Во-первых, она помогла устроить на работу моего сослуживца с лейтенантских пор Валеру Пименова. Пименов – это не просто сослуживец. Он мой шахматный тренер, спарринг-партнер по этому виду спорта. Это уникальный кадр, закончивший в молодые годы ту самую Военно-Дипломатическую Академию Советской Армии. Этот уникальный по выдающимся интеллектуальным способностям кадр имел с молодых лет и, похоже, имеет до сих пор такую слабость – любит выпить. В молодые годы мы предпочитали пить сладенькое винцо. Это был, как правило, портвейн. С годами большинство из нас перешли на употребление более крепких напитков. А вот у Валеры предпочтения молодости остались не зыблемыми. Он закончил службу в Калининграде. Жизнь его потерла изрядно – карьера по причине пьянства не задалась и из стратегической разведки ГРУ его перевели в разведуправление Балтийского флота. Погиб на флоте его сын-офицер, жена спилась до невозможности совместного проживания с ней.

    Я встретился с Валерой после его демобилизации и возвращения в Ленинград, к маме. Он продолжал пить портвейн в больших количествах. Было ему это занятие, видимо, весьма полезно, т.к. на здоровье он не жаловался, а внешне выглядел значительно моложе меня. Во мне проснулся дух Тимуровца и я стал помогать ему адаптироваться к новым условиям: погнал на биржу труда, сделал определенные действия для направления его на курсы переподготовки офицеров «Перспективу». Через Андрея обратился к Ирине Пируцкой для трудоустройства на тот завод, где она работала в отделе кадров. Через некоторое время Пименова с позором изгнали с этой работы за пьянство и прогулы. Пришлось выслушать обильно высказанные на мою голову претензии Ирина за свое протеже. Знал я, что алкаши народ архи не надежный, но чтобы настолько… Этот факт меня научил предупреждать руководителей о необходимости им самим оценивать предлагаемые мной кандидатуры. Продолжаю до сих пор устраивать на работу сирых и убогих. Продолжаю выслушивать претензии за некоторых из них.

     На следующий день после исполнения мне 50-и лет я был уже на гражданской работе. Ирина еще раз рискнула своим имиджем и устроила меня на Октябрьский электровагоноремонтный завод технологом 3-й категории. Мне была оформлена трудовая книжка, первая в моей жизни. Причем я четыре месяца еще числился в кадрах Министерства обороны и получал денежное довольствие. На заводе, в отделе главного технолога, я старался оправдать доверие Ирины. Полагаю, ей не было за меня стыдно, хотя при личном общении какие-то напряженные моменты возникали.

    Иногда ко мне на рабочее место заходил Андрей. Он получал экономическое образование, заканчивая учебу в «Инжеконе». Я помогал ему распечатывать выполненные курсовые работы, рефераты. Через него узнавал о жизни в нашем коллективе и флотские новости. У меня складывалось впечатление, что Андрей служит до завершения срока контракта. Чувствовалось его нацеленность на бизнес.

     Проработал я технологом ровно девять месяцев и затем нашел более перспективную работу. Стал увольняться, опасаясь при этом, нарвался на справедливое неудовольствие Ирины. Но его не было. Ирина сама вскоре покинула завод. Благосостояние семьи Пируцких росло и они купили новую «пятерку» ВАЗа.

     8 марта 2002 года поступило страшное известие о гибели в автокатастрофе Андрея и получении в этой же катастрофе тяжелых травм Ириной. Жизнь очень неустойчивая форма существования белковых тел. Есть огромное количество факторов, могущих в одночасье ее остановить. Наша часть, как всегда, ответственно выполнила ритуал похорон. Поминая Андрея, Сергей Смехов заметил, что свою машину то покойный с товарищами не обмыл, а боженька не фраер... Кто о чем. Когда человек не может управлять своей судьбой он становится суеверным.

      Я попытался организовать сбор средств для передачи их Ирине. От Саши Гордова узнал о ее категорическом протесте и нежелании принимать пожертвования. Удивился я такой парадоксальной реакцией на реакцию сострадания, но принял ее как объективную реальность – чего-то я не понимаю и поступаю не так как надо. Узнал я также, что через некоторое время Министерство Обороны выделило квартиру Ирине и их дочери. Теперь Ольге уже за двадцать лет. Может Андрей уже дед!

     Надеюсь на друзей Андрея, на Сашу Гордова, что они дополнят мои неполные отрывочные сведения о нем.

Февраль 2012 г.

В. Богатов

 

 

 


Copyright © 2012