13 декабря 2014 года

-01.7


-01.10

 

 

Вам нравится наш новый сайт?

Нет, не нравится
Глаза бы мои этот сайт не видели
Да, очень
Да, но есть недостатки

Библиотека гидронавтики

08.07.07 - пр.1851 Чернов 01

Чернов Александр Адрианович
Главный конструктор электрооборудования электроэнергетических систем
атомных подводных лодок проектов 667, 670, 671
и атомных глубоководных станций проекта 1910, комплексов 1851 и 1083,
шеф – электрик ЛПЭО «Электросила» им. С.М. Кирова.

 

капитан 1 ранга Богатов В.А., сотрудник НИУ ВМФ 1977-88 годы.

 

В очерке излагается биография Александра Адриановича Чернова, выдающегося конструктора электрооборудования подводных лодок и глубоководных технических средств Военно-морского флота СССР, созданного Ленинградским производственным электромашиностроительным объединением «Электросила». Биография составлена по записям в его личном деле, по воспоминаниям родных и знавших его представителей СПМБМ «Малахит» Брицина М.М., Строителя кораблей (Ларина Б.В.) и заказчиков от Военно-морского флота (Абрамов С.П. и Богатов В.А.), а также на основе материалов из интернета.

 

Введение.

Кораблестроение и электромашиностроение – неразрывно связанные отрасли. Эта связь усиливается по мере закономерного роста электрификации надводных кораблей и подводных лодок.

Флагманом отечественного электромашиностроения долгие годы и до сих пор является завод «Электросила», 120-й юбилей которого отметили в 2018 году. За прошедшие годы, в соответствии с изменяющейся средой, менялись его название, собственники, форма собственности, организационная структура, состав выпускаемой продукции, но неизменным оставалась электротехническая направленность и высокий научно-технический уровень выпускаемой продукции.

С 2000-го года завод «Электросила» входит в состав одного из крупнейшего в России энергетического концерна Публичного акционерного общества «Силовые машины», став его филиалом. Завод «Электросила» широко известен в нашей стране и за рубежом как поставщик мощных электрических машин для гидравлических, тепловых и атомных станций, тяговых и гребных электродвигателей для железнодорожного и морского транспорта.

Менее известно то, что «Электросила» многие годы проектирует, производит, поставляет с сервисным обслуживанием широкую номенклатуру электрооборудования для комплектования надводных кораблей и подводных лодок военно-морского флота. Доля военно-морской составляющей в выпускаемой заводом продукции всегда была небольшой, невелика и прибыль от нее, а вот трудностей и хлопот для руководства она создавала и создает с избытком. Но отказаться от производства электрооборудования для кораблей нельзя - это государственный оборонный заказ.

После акционирования «Силовых машин» вместе с «Электросилой» в новейшей истории крупным акционером ее стал концерн «Сименс». Дело шло к тому, что «Сименс» завладеет контрольным пакетом акций. Высшему и среднему менеджменту «Силовых машин» было рекомендовано учить немецкий язык и на предприятии организовывались соответствующие бесплатные курсы. Но тут вмешался Президент России В.В. Путин и прервал опасную тенденцию, дав указания Правительству блокировать продажу «Сименсу» АО «Силовые машины». Опасность заключалась не только в том, что «Сименс» превратит «Электросилу», как основного конкурента на мировых рынках, в ремонтные мастерские. Под угрозой становилось комплектование электрооборудованием современного военно-морского флота. Кстати, не только электрооборудованием, но и паровыми турбинами Калужского турбинного завода (КТЗ). КТЗ входил в состав группы компаний АО «Силовые машины».

Разработкой корабельного электрооборудования на «Электросиле» занималось много поколений талантливых инженеров, конструкторов, технологов, метрологов, производственников и испытателей. Для этих целей выстраивалась соответствующая инфраструктура: Специальное конструкторское бюро, Научно исследовательский институт, Центральная заводская лаборатория,  производственные цеха и испытательные стенды.

Одним из выдающихся конструкторов, технологов и руководителей производства завода «Электросила» был Александр Адрианович Чернов (06.12.1910-18.10.1987).

Значительная часть его трудовой биографии связана с разработкой специальной техники – электрооборудования для кораблей ВМФ. Режим секретности при выполнении «Элетросилой» оборонных заказов, препятствовал широкому распространению известности Александра Адриановича, как Главного конструктора. Поэтому, например, о нем ничего, кроме одной фотографии, нет в объемной монографии Н.В. Куликова и Д.И. Струженцова. Небольшая справка о нем содержится в музее «Силовых машин» - завод «Электросила».

 

Но на заводе, где он отработал полвека, в круге специалистов-электриков и главных конструкторов кораблей, директора и строителей кораблей на Ленинградском адмиралтейском объединении, смежных и субподрядных организаций, среди научно-исследовательских институтов заказчика, Главных заказывающих управлений вплоть до Главнокомандующего военно-морским флотом СССР, его хорошо знали. Его ценили за высочайший профессионализм, выдающиеся организаторские способности и замечательные человеческие качества.

За тридцать лет после ухода Чернова А.А. на пенсию, существенно сузился круг знавших его людей. Поэтому целью этих записок является сохранение памяти об этом замечательном человеке посредством написания его биографии. Биография составлена на основе записей в личном деле, доступ к которым был любезно предоставлены автору Арутюновым Константином Вагановичем, Начальником управления Дирекции по работе с персоналом ПАО «Силовые машины», а также воспоминаний родственников и рассказов самого Александра Адриановича автору. Автору сопутствовала большая удача, связанная с установлением контакта с дочерью и внуком Александра Адриановича. Семья бережно хранят память об отце и деде и, конечно же, о маме и бабушке – Галине Емельяновне, жене Александра Адриановича. У автора в ходе переписки появились очень важные для целостности изложения сведения. Последние 15 лет жизни Александра Адриановича были посвящены созданию комплектов электрооборудования, называемых в среде электросиловцев «Черновские заказы», для трех проектов глубоководных технических средств с атомной энергетической установкой. Об этом этапе жизни Александра Адриановича и его заказах автор может рассуждать более или менее со знанием дела, поскольку принимал участие в наблюдении за их созданием со стороны Генерального заказчика, подолгу имел тесное взаимодействие с НИИ и Заводом «Электросила».

Практически все время жизни Александра Адриановича посвящено работе на «Электросиле» и на написание им самим  воспоминаний о своей жизни времени у него не осталось.

Процесс смены поколений непрерывен. Теперь уже нет в живых свидетелей, знавших Александра Адриановича на ранних этапах его жизни. Многие факты не просто проверить на достоверность. Поэтому какие-то сведения могут оказаться только авторской гипотезой или записанной байкой. Будем надеяться на работу профессиональных историков. И этот очерк будет им в помощь.

Главный строитель глубоководных технических средств (ГТС) проекта 1910 и комплекса 1851 Ларин Борис Васильевич также поделился со мной своими воспоминаниями о Чернове А.А.. В последние несколько лет Борис Васильевич настоятельно рекомендовал и регулярно напоминал  мне о необходимости задокументировать все известные сведения об Александре Адриановиче. Чтобы я случайно не забыл про эту тему, включил мой доклад про Чернова А.А.  в план работы исторической секции НТО судостроителей им. Академика А.Н. Крылова. Вот такой настойчивый человек возглавлял строительство уникальных кораблей. Вот такой настойчивый человек возглавлял строительство уникальных кораблей. Спасибо ему.

00.04

 

 

Рабочая и комсомольская юность.

Чернов Александр Адрианович родился 6 декабря 1910 года в селе Тепловка, Саратовской области, в крестьянской семье. Его трудовая биография началась рано, в 1924 году, когда после окончания 4-х классов он пошел работать на чугунолитейный завод сначала учеником слесаря, а затем слесарем по ремонту тракторов в городе Покровске (с 1931 года - Энгельс) – административном центре национальной автономии поволжских немцев. Проживая в немецкой автономии, Саша Чернов освоил немецкий язык, о чем известно из его анкеты. Стал членом Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодежи (ВЛКСМ). В производственной среде шло формирование мужского характер Саши. Однажды, закончив ремонт трактора, приведя его в идеальное состояние технически и внешне, он любовался результатами своего труда. Парень, по национальности немец, не известно чем руководствуясь, бросил в трактор ком грязи. Саша ударом кулака сбил за это парня с ног. Рассказав мне этот эпизод, Александр Адрианович, увидел, видимо, сомнение в моем взгляде. Да, у него были широкие и крепкие крестьянские кисти рук, но вида он был не богатырского - небольшого роста, сухой.

-Ты не смотри, что я сейчас такой. Это меня первая пятилетка «высосала».

Не просто дался комсомольскому вожаку Чернову А.А. «Великий перелом» - форсированная индустриализация и коллективизации сельского хозяйства, которые являлись фундаментом социалистической экономики и обороноспособности страны. Но таковы были комсомольцы той поры, работали самоотверженно и с энтузиазмом, не жалея своих сил и здоровья. Комсомольская самоотверженность была характерна Александру Адриановичу всю его жизнь, он всегда был верен заветам Ленина и идеям социализма. В январе 1924 года он был в Москве на похоронах вождя мирового пролетариата. Легкая одежда, кепка и сапоги не защищали от сильного мороза и Саша получил обморожения.

00.04

 

Получение высшего образования помимо среднего.

В 1928 году окончил вечернюю профессионально-техническую школу и получил специальность машиниста по дизелям. По окончании Профтехшколы был переведен на работу сначала машинистам, а потом механиком мельницы №4 Немецкого сельхозсоюза. На Мукомольной мельнице работал до октября 1930 года.

За это время окончил годичные курсы по подготовке рабочих в вузы. Это так называемый «рабочий факультет» (сокращённо «рабфак») — учреждение системы народного образования в СССР, которое подготавливало рабочих и крестьян для поступления в высшие учебные заведения. По общему правилу выпускники рабфаков зачислялись в вузы без вступительных экзаменов (либо в качестве таковых им засчитывались выпускные испытания на рабфаках). Александр Адрианович говорил мне с гордостью, что он получил высшее образование, не имея среднего.

 В октябре 1930 года был направлен на работу секретарем комсомольской организации Государственного Костеобрабатывающего завода Наркомхимпрома, откуда в июне 1931 года был направлен Обкомом Комсомола по разнарядке ЦК ВЛКСМ на учебу в Воронежский Химико-Технологический институт Пищевой промышленности на крахмально-паточный факультет.08.07.07 - пр.1851 Чернов 02

Окончив первый курс, Александр Чернов отказался от профессии химика-технолога и перевелся в Ленинградский Индустриальный институт, так тогда назывался Ленинградский Политехнический институт – ЛПИ имени М.И. Калинина.

 

Бюро Комсомола Костеобрабатывающего завода. А. Чернов в кепке, г. Энгельс, Саратовской области.

 

Мотив смены вуза пояснила Нина Александровна, дочь Чернова А.А..

«Папа уехал из Воронежа за мамой, вернее к ней. Они познакомились на Костьзаводе. Она работала там и была очень активной комсомолкой. На комсомольской ниве они и познакомились. Он ею очень увлекся…»

После описания дочерью своей мамы становится понятными истоки возникшей любови комсомольского вожака Чернова Саши к Галине Бурцевой.

«Она закончила школу в Саратова на все 5, но была дочерью "спецов" и могла поступить в ВУЗ только по комсомольской путевке. В то время она была Председателем Поволжского Союза по ликвидации безграмотности. (Саратов считался центром Поволжья). У нее были блестящие способности как у пианистки, и стоял выбор куда поступать. Но... "Социализм - это Советская власть плюс электрификация всей страны" и она, потрясающая, истинно высокоидейная, какой была всю жизнь, поехала в Ленинград. в Политех на Электромех на кафедру электрических станций. А папа поехал в Воронеж. И вот уже глубокой осенью 1932 года выходит она из аудитории, а в коридоре стоит Шурка Чернов в белых парусиновых туфлях, парусиновых брюках, футболке на шнуровке и кепочке. "Здравствуй, Галя, вот он я. Перевелся к тебе.". А на улице мороз и уже снег. В общежитии мест нет. Пришлось соврать, что он ее муж. Дали две койки в комнате для семейных. За занавесочкой еще пара. И вот были вместе пятьдесят пять лет, и умерли почти в один день.»

08.07.07 - пр.1851 Чернов 03

Учиться по началу Александру было очень непросто без нормальной школьной базы и результаты были «не очень». Но способностей, воли и целеустремленности ему не занимать и в 1936 году Чернов А.А. и его жена Галина Емельяновна успешно закончили электромеханический факультет ЛПИ им. М.И. Калинина. Он -  по специальности электрические машины, а она – электрические станции.

В учебной лаборатории Электромеханического факультета Политеха, А. Чернов в первом ряду слева. 1933-34 год.

После окончания ЛПИ Чернов А.А.  в 1937 году был направлен на завод «Электросила» им. С.М. Кирова, где проработал до февраля 1987 года. За время работы на заводе работал на разных должностях.

00.04
 

Завод "Электросила".

Начал работу в конструктором в бюро гидрогенераторов отдела главного конструктора, где он быстро показал  свою хорошую теоретическую подготовку, незаурядные конструкторские способности, знание технологии  производства электрических машин. Руководство бюро активно использовало знания и способности Александра Адриановича, назначая его неоднократно  на различные узкие участки производства.

08.07.07 - пр.1851 Чернов 04

По окончании Политеха, молодой инженер завода «Электросила» Чернов А.А., 1937 год (слева Григорий Ряполов, сокурсник, друг и коллега; воевал, уехал на Дальний Восток, потом потерялись)

 

Первым поручением  было разработка конструкции  самого мощного в то время гидрогенератора для Рыбинской ГЭС, в которую он вложил ряд оригинальных конструкторских решений. Суть этих решений, обеспечивающих высокую надежность машин, состояла в конструкции опорной части ротора, которая выдерживала высокую нагрузку от веса ротора гидрогенератора, вращающей части гидротурбины и массы воды, падающей на лопатки рабочего колеса турбины. Александр Адрианович в ходе рассказа для наглядности на листочке нарисовал мне конструктивную схему подвеса ротора на опору.

При освоении заводом «Электросила» первой единой серии асинхронных двигателей  был  назначен старшим мастером участка статорных обмоток изоляционного цеха. После наладки работы участка снова был переведен в конструкторский отдел.  В 1938 году  на Электросиле при отделе главного конструктора для разработки новых электрических машин для кораблей военно-морского флота было организовано СКБ (специальное конструкторское бюро). Александра Адриановича перевели туда старшим конструктором и он работал там с апреля 1938 года до октября 1939 года.

В 1938 году Александр Адрианович вступил в кандидаты, а в 1939 году стал  членом ВКП (б).

Еще будучи студентом Александр Чернов получил рекомендацию в партию от Первого секретаря Ленинградского областного комитета ВКП(б) и члена Политбюро ЦК ВКП(б) Сергея Мироновича Кирова. Это не была инициатива самого Чернова - было бы нелепо предположить, что студент пойдет в Смольный за рекомендацией. Это была акция Ленинградского Горкома ВЛКСМ, который отобрал пять активных комсомольцев, секретарей комсомольских организаций, выпускников рабфака и С.М. Киров, доверившись Горкому, дал им заочно рекомендации в партию. Известно, что кроме Александра Адриановича в том списке был еще Исанин Николай Никитич – в будущем академик, дважды герой социалистического труда, главный конструктор нескольких проектов атомных подводных лодок. Мне повезло неоднократно с ним встречаться при работах в экспертных комиссиях. Безусловно, С.М. Кирову и за рекомендуемого им Чернова Александра не было бы стыдно.

После убийства С.М. Кирова в 1934 году начались партийные чистки («проверки партийных документов»). Всего в 1935 г. из партии были исключены 301 тыс. человек, а в 1936 г. — 134 тыс. Прием в партию был практически заморожен. Полагаю, поэтому кандидатом в члены ВКП(б) Чернов стал позже, когда вышло Постановление январского (1938) Пленума ЦК ВКП(б) «Об ошибках парторганизаций при исключении коммунистов из партии…». И рекомендацию в партию ему давал уже его наставник по работе Александр Александрович Шишкин. Александр Адрианович считал А.А.  Шишкина (Сан-Саныча) своим учителем, восхищался им, тяжело переживал его уход в результате рака и радовался, что навестил его прямо накануне смерти, как будто что-то подтолкнуло поехать.

Творческая энергия молодого инженера Александра Чернова, увлеченность и преданность делу, доброжелательность к людям в сочетании с требовательностью и опытом комсомольской работы были замечены и его избрали секретарем комитета ВЛКСМ завода. Комсомольская организация завода насчитывала более трех с половиной тысяч комсомольцев. Она была инициативна и способствовала созданию уникальных электрических машин, поддерживала молодых новаторов и рационализаторов, организовывала комсомольско-молодежные бригады и производственные участки.

Комитет ВЛКСМ «Электросилы» под руководством А. Чернова выступал инициатором создания инженерно-стахановских комплексных бригад творческого содружества рабочих и ИТР. Многое сделал комитет комсомола для организации стахановских школ — школ передового опыта. Учеба проводилась на рабочих местах. Учителями стали высококвалифицированные передовые рабочие. Они делились с молодежью секретами своего мастерства. Комсомольская организация завода включилась в социалистическое соревнование с комсомольцами Днепрогэса, магнитогорского, кузнецкого металлургических комбинатов и других строек страны. При выполнении заказов для этих предприятий молодые рабочие организовали комсомольские посты контроля за изготовлением и прохождением по цехам деталей и узлов электрических машин для новостроек.

Это акции комсомольцев напомнили мне «дела электрических машин», с которыми я познакомился на «Электросиле при проведении аудитов системы менеджмента качества в конце 90-х. В этих делах, сопровождавших машину до выпуска из стен завода, сосредотачивалась вся информация о ходе производства деталей, узлов и машины в целом, о проведении контрольных операций и испытаний, что позволяло гарантированно проследить соблюдение технологии и выявить первоисточник любых несоответствий.

После полутора лет работы секретарем комитета ВЛКСМ Александр Адрианович вновь вернулся в СКБ, где проработал до Великой отечественной войны.

00.04

 

Блокада Ленинграда.

В октябре 1941 года, когда Ленинград был уже в блокаде, Решением Московского Райкома ВКП(б) его направляют в Ремесленное училище № 5 металлистов заместителем директора по политической части.

Он вел воспитательную работу среди учащихся и преподавательского производственного коллектива, полностью занятого производством мин  и снарядов для фронта. Эта работа выпадает на самый тяжелый период для жителей блокадного Ленинграда, особенно для детей. Зимой 1941/42 годов голод достиг своей страшной вершины.

Директором был фактический создатель школы Фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) при заводе «Динамо-Машин» фирмы «Сименс-Шуккерт» Алексей Семенович Федин. Заводе «Динамо-Машин» после революции стал заводом «Электросила, а ФЗУ – Ремесленным училищем (РУ) №5. Теперь это «Электромашиностроительный профессиональный лицей Санкт-Петербурга», расположенный в Санкт-Петербурге, на улице Варшавская, дом 7.

Несмотря на то, что название менялось (ФЗУ, РУ №5, Лицей) содержание, и цели учебного заведения всегда оставались неизменными, основной целью всегда была профессиональная подготовка рабочих кадров для предприятий города и страны. Много лет его называли кузницей кадров «Электросилы». Каждый третий труженик завода являлся его выпускником.

Многие из воспитанников Александра Адриановича впоследствии работали на ответственных должностях в конструкторских отделах и на производстве «Электросилы». Среди них есть Герои социалистического труда, Лауреаты Ленинской и Государственной премий.

От «Электросилы» до вражеских позиций было меньше 4 километров. На случай уличных боев электросиловцы превратили завод в крепость: построили на заводской территории стрелковые окопы, дзоты, пулеметные гнезда.

Когда прекратилась подача электроэнергии, обработку деталей корабельных электрических машин производили на станке, который вращали вручную. Цеха освещали коптилками, в которое заливали трансформаторное масло. Территория завода едва ли не ежедневно подвергалась артиллерийскому обстрелу и бомбардировкам с воздуха. 300 фугасных и зажигательных бомб было сброшено на завод за время войны, на территории разорвалось 500 фугасных и более 1000 осколочных и шрапнельных снарядов.

Нина Александровна вспоминает:

 «Папа мне рассказывал со смехом, что в блокаду на заводе все считала, что он "заговоренный". Туда, где он находился, ни разу не попал снаряд. Было несколько случаев, когда он выходил, скажем, из цеха, и туда попадал снаряд или осколок, чуть ли ни на то место, где он только что стоял. А однажды он сидел в столовой. И вдруг, как он рассказывал, сам не зная почему, пересел за другой стол. И в стену, где он только что сидел, влетел снаряд. С тех пор народ в столовой старался садиться к нему поближе».

Бывший редактор комсомольской страницы многотиражки «Электросилы» Ольга Бергольц писала:

Да, мы не скроем – в эти дни

Мы ели клей, потом ремни,

Но, съев похлебку из ремней

Вставал к станку упрямый мастер,

Чтобы точить орудий части,

Необходимые войне.

Но он точил, пока рука

Могла производить движенья,

И если падал – у станка,

То падал, как солдат в сраженье.

Голод, холод, все тягости и лишения страшной ленинградской блокады Александр Адрианович переживал вместе со своей женой Галиной Емельяновной Бурцевой. Нашел в интернете статьи про эту удивительную женщину. В годы войны на базе Ленэнерго была создана специальная Энерголаборатория. Этой лаборатории, кроме других задач, была дана специальная задача - создание электропрепятствий, которая согласовывалась с органами НКВД и Военным советом Северного фронта. К активному участию в работе привлекли работников Высоковольтной и Кабельной сетей, НИИ имени А.Ф. Иоффе. Были утверждены два района применения электропрепятствий: на рубежах у реки Луги и у Красногвардейска (Гатчина). Старшему инженеру Энерголаборатории Галине Емельяновне Бурцевой поручалось разработать инструкцию по проектированию, приемке и эксплуатации электропрепятствий. За создание электропрепятствий и героизм, проявленный при их установке, она получила медаль «За отвагу».

00.04

 

Участие в восстановлении крупных электромашин на заводе "Электросила".

В июле 1942 года Ремесленное училище №5 эвакуируется из Ленинграда в Самару. Решением Московского Райкома КПСС в Александра Адриановича направляют обратно на завод «Электросила», где он стал работать главным технологом завода, занятого в основном выполнением ремонта электрооборудования для кораблей Балтийского флота и промышленных предприятий Ленинграда.

«Электросила» — единственное в стране предприятие, возобновившее в годы войны производство быстродействующих автоматических выключателей. Такие изделия с выгравированной надписью: «Сделано в Ленинграде в период блокады» самолетами доставлялись на Большую землю.

18 января 1943 года в 22 часа 50 минут по радио сообщили долгожданную радостную весть: в результате упорных наступательных боев войска Волховского и Ленинградского фронтов соединились. Блокада была прорвана.

6 марта 1943 г. вышло Постановления Государственного Комитета Обороны Совнаркома СССР №2991 «О мерах по восстановлению производства турбогенераторов, гидрогенераторов и крупных электромашин на заводе «Электросила». Чернов А.А. принимал активное участие в монтаже основного оборудования в цехах и в организации выпуска продукции, в воссоздании обеспечивающих производство подразделений: конструкторского бюро и технологической служба, технического архива и библиотеки.

Перед электросиловцами ставилась задача за короткий срок дать стране крупные электрические машины, необходимые для возрождения электростанций и промышленных предприятий в районах, освобожденных от вражеской оккупации.

Завод должен был изготовить гидрогенератор для Рыбинской ГЭС, дававшей электроэнергию Москве, турбогенераторы для многих тепловых электростанций, электрические машины постоянного и переменного тока большой и средней мощности для шахт освобожденного Донбасса, для металлургических заводов Украины.

Из 130 рабочих и служащих завода создали 15 восстановительных бригад. Они разбирали завалы, очищали территорию завода от мусора и снега. Многие машиностроители временно стали монтажниками. Они расконсервировали, смонтировали и наладили вернувшееся на завод технологическое оборудование.

В соответствии с постановлением Государственного Комитета Обороны (ГКО) «Электросила» получила напряженную производственную программу на второе полугодие 1943 года. Для ее выполнения предусматривалось отправить на завод с Большой земли металлорежущие станки, литье, поковки валов, электротехническую сталь и другие материалы.

Командование Ленинградского фронта выделило для работы на заводе 500 бойцов из строительных частей. Городской комитет партии направил 110 слесарей и рабочих других специальностей с различных предприятий Ленинграда. Электросиловцам была предоставлена возможность подобрать на временно не работающих предприятиях города необходимые для производства станки.

В конце апреля было завершено восстановление полуразрушенного турбокорпуса, установлены мощные краны, крупные токарные и карусельные станки, другое металлообрабатывающее оборудование. Казалось, уже ничто не помешает ввести в состав действующих предприятий истерзанную войной «Электросилу». Но 26 апреля в середине дня на территории завода начали разрываться один за другим вражеские снаряды. По заводу гитлеровцы выпустили в этот день 48 фугасных и более 200 осколочных и шрапнельных снарядов. Несколько человек погибли, десятки были ранены. Значительные повреждения получили многие заводские здания, и в том числе, только что восстановленный турбокорпус.

Пришлось почти все начинать сначала. Упорно стиснув зубы, собрав все силы, трудились изможденные голодом люди, восстанавливая то, что варварски разрушил враг. Сегодня это кажется почти невероятным: за несколько дней восстановить громадный цех! И 1 Мая в турбокорпусе  началось производство крупных электромашин. Правда, в стенах здания еще зияли пустые оконные проемы, не было рам и стекол, вместо постоянной проводки тянулась временная. Но станки работали.

Установленная постановлением ГКО программа была выполнено досрочно. Из Ленинграда только в 1943 году были поставлены турбогенераторы на электростанцию Челябинского металлического завода (мощностью 25 тысяч квт), для Алтайского тракторного завода (12 тысяч квт) и для Горловки (3,5 тысяч квт) и это не полный перечень поставок.

Для перехода на выпуск турбо- и гидрогенераторов, машин постоянного и переменного тока в 1943 году с участием А.А. Чернова были вновь созданы конструкторское бюро и технологическая служба. За короткое время по сохранившимся копиям рабочих чертежей конструкторы и технологи восстановили необходимую для производства техническую документацию.

А враг по-прежнему еще стоял у ворот города, совсем недалеко от Московской заставы, угрожая заводу артобстрелами и бомбежками. Не хватало людей, остро ощущался недостаток в материалах и комплектующих изделиях. Страна нуждалась в электрических машинах, и их выпуск нельзя было ни отложить, ни сократить. Тогда возникла необходимость в пересмотре подготовленной технической документации с таким расчетом, чтобы она учитывала реальные возможности производства. А.А. Чернов совместно с другими конструкторами и технологами, в числе которых были А. С. Еремеев, В. П. Федоров, В. В. Титов, Е. И. Карташов, А. А. Кашин, Г. Я. Рошаль и другие, взялись скорректировать техническую документацию. Успешному решению этой конструкторско-технологических задач в большой мере способствовало восстановление усилиями А.А. Чернова  на «Электросиле» технического архива и библиотеки.

00.04

 

Командировка в Германию.

В октябре 1944 года  Александр Адрианович был назначен начальником цеха машин постоянного тока специального назначения, т.е. машин, используемых на военных кораблях Балтийского флота. После организации работ цеха он был отправлен Наркоматом электротехнической промышленности в командировку в Германию. Целью командировки было выполнение Ялтинской (4 – 11 февраля 1945 года), а затем Потсдамской (17 июля – 2 августа 1945 года) конференций руководителей стран антигитлеровской коалиции, которые договорились, что Германия должна возместить ущерб, причинённый Советскому Союзу, не деньгами, а натуральными поставками оборудования, общим объёмом в 10 миллиардов долларов (в ценах 1938 года). Конечно, это была ничтожная компенсация разрушений и потерь, причиненных гитлеровской Германией и ее европейскими сателлитами Советскому союзу.

Для осуществления репарации в Германию были посланы тысячи советских инженеров – гражданских людей, которых одевали в военную форму (в войсках их называли «профсоюзными майорами и полковниками»), к ним были приставлены ординарцы, как и для всех офицеров Красной армии (Приказ № 0154 «О введении штатных ординарцев для офицеров Красной Армии»).

В июле 1945 года Чернову А.А. присвоили звание майор. До декабря 1945 года он работал начальником демонтажного управления при Уполномоченном Госкомитета обороны при Совнаркоме СССР по Германии.

Вспоминает Нина Александровна.

«Папа вскользь говорил о демонтаже оборудования и я не помню, чтобы он упоминал какой-либо завод. Глядя на свои фотографии в форме, говорил: «Это я был в Германии (или в Берлине)». Вспоминал своего ординарца - калмыка, как тот пел протяжную калмыцкую песню. Папа спросил: «Ты о чем поешь?»  «Да вот один верблюд идет, другой верблюд идет, и еще верблюд идет...» Тут папа его прервал и говорит: «Ну, а дальше -то что?» - «Ну как что? Пришли большевики и забрали всех верблюдов». Теперь-то я думаю, насколько же этот человек ему доверял, что не побоялся сказать, о чем поет. Но в нашей семье это просто веселый анекдот. Еще упоминал, что был в Потсдаме и как там красиво».

Во главе Советской военной администрации в Германии стоял главноначальствующий. Главноначальствующим являлся главнокомандующий Советскими оккупационными войсками в Германии. В его руках была сосредоточена высшая власть по управлению советской зоной оккупации. Эту должность исполнял маршал СССР Георгий Константинович Жуков. Александр Адрианович бывал у него в кабинете для утверждения списков оборудования и документации, подлежащих вывозу в СССР. Отмечал, что при всей грозности внешнего вида и суровости взгляда, Жуков Г.К. (по выражению Александра Адриановича «отворотясь не насмотришься») был корректен и поразительно быстро разбирался в сути вопроса.

08.07.07 - пр.1851 Чернов 05

В Потсдаме, А.А. Чернов крайний слева, зима 1945-46 года

 

Я не знаю, с каких заводов демонтировалось оборудование для Электросилы, хочется думать, что с заводов Сименса. Хотя английская авиация усердно отбомбила заводы, уничтожив 75% их производственных мощностей. «Электросила» выросла из российского филиала заводов Сименс-Гальске. До Великой Отечественной войны на заводе работало много советских немцев. Техническая культура расчетов, проектирования, конструкторской документации и технологии завода, во многом были заложены такими немцами как Адольф Селистинович Шварц, Роберт Андреевич (Роберт Юстус Карл) Лютер и Иван Августович Одинг. Эта культура была воспринята и развита в будущем русскими электротехниками Ивановым Николаем Павловичем, Токовым Иваном Васильевичем, Костенко Михаилом Полиектовичем, Черновым Александром Адриановичем и многими другими.

В блокаду Ленинграда вышли Постановления Военного совета Ленинградского фронта от 25 августа 1941 года и от 20 марта 1942 года «Об обязательной эвакуации немецкого и финского населения из Ленинграда и пригородных районов Ленинградской области». Эти Постановления были исполнены сотрудниками НКВД, милиции и войсками Красной армии, что практически зачистило блокадный Ленинград и область от советских немцев и финнов. Александр Адрианович рассказывал, как они прятали нужных заводу немцев от депортации. Депортировали даже отца Ольги Бергольц, которая была голосом и совестью блокадного Ленинграда. После студии на радио она приходила на «Электросилу» и проводила политзанятия по Истории ВКП (б).

О командировке Чернова А.А. в Германию в кабинете напоминали письменный стол, кресло и несгораемый сейф из канцелярии рейх фюрера СС Гиммлера (так мне говорили, за достоверность не ручаюсь). Рассказывали, что сейф прибыл без ключа или ключ был где-то потерян. Чтобы не открывать его варварским грубым методом, из «Крестов» привезли медвежатника (специалист по взлому сейфов в преступных целях), точнее – медвежатницу, причем без какого-либо инструмента. Мягко и хищно подходя к сейфу, она вытащила из волос заколку и попросила всех отвернуться. Немецкий механизм недолго сопротивлялся в ее руках. Сейф был открыт.

00.04

 

Создание аппаратного производства.

По возвращению из Германии в январе 1946 года Чернов А.А. был назначен начальником нового цеха №8 низковольтных аппаратов и комплектных устройств. Цех еще не был создан. Было необходимо сначала его построить, затем набрать и обучить людей и после этого начать производить новую для завода «Электросила» номенклатуру изделий низковольтных аппаратов и комплектных устройств для промышленных предприятий и кораблей ВМФ.

В номенклатуру аппаратов цеха входил в том числе воздушный автоматический выключатель генераторов серии АМ. Эти автоматы использовались в генераторных установках электроэнергетических систем постоянного и переменного тока подводных лодок. В более поздние времена заказчик потребовал однажды провести сравнительные испытания автомата серии АМ производства завода «Электросилы» и автомат производства Siemens с одинаковыми коммутационными и защитными характеристикам. Импортный автомат был значительно компактнее, что весьма важно для оборудования подводных лодок. Однако при проведении проверок на стойкость к ударной нагрузке автомат Сименса развалился, а автомат «Электросилы» успешно выдержал требуемые 1000 g.

Конструирование и изготовление низковольтной аппаратуры — сложный многоэтапный процесс. Управление таким производством – хорошая школа менеджмента для его руководителя. Эту школу проходили будущие Генеральные директоры завода «Электросилы» Мозалевский А.В. и Фомин Б.И.

С поставленной задачей по созданию цеха №8 Чернов А.А. успешно справился и к празднованию 29 годовщины Великой октябрьской социалистической революции в 1946 году, цех выдал первую продукцию. В последующие годы цех успешно выполнял постоянно растущие плановые задания. «Электросила» поставляла электрические машины в комплекте с аппаратурой управления. В 1948 году Чернов А.А. за создание цеха был награжден вторым орденом «Знак почета».

00.04

 

Разработка электрооборудования для АПЛ 667А, 670 и 671 проектов.

В октябре 1948 года Александр Адрианович снова был переведен в СКБ, где работал начальником конструкторского отдела, заместителем начальника СКБ, а с 1961 года - Главным конструктором Ленфилиала ВНИИЭМ..

«Ленфилиал» был создан по решению Правительства СССР от 6-го июня 1956 года, в соответствии с которым при заводе «Электросила», на базе его Центральной заводской лаборатории (ЦЗЛ) организовывался ленинградский филиала московского Научно-Исследовательского института №627, (НИИ -627). Для работников ЦЗЛ Электросилы такое решение было весьма интересным, т.к. НИИ-627 был институтом первой категории и зарплата электросиловцев, переходящих в НИИ, возрастала в зависимости от должности в полтора - два раза. Для НИИ-627 непосредственное взаимодействие с таким крупным заводом также, видимо, представляло большой интерес, так как на тот период он имел в своем распоряжении только один опытный завод. В 1959 году НИИ-627 был преобразован во Всесоюзный научно-исследовательский институт электромеханики (ВНИИЭМ) и соответственно изменилось название филиалов. Ленинградский филиал ВНИИЭМ в 1961 году преобразовался в НИИ «Электросилы». Первоначально Руководителем  НИИ по совместительству назначили директора завода Анатолия Васильевича Мозалевского.

08.07.07 - пр.1851 Чернов 06

В НИИ, А.А. Чернов сидит. В центре стоит Г.А. Черноносов, 1960-е годы.

 

Приказом Директора Мозалевского А.В. на Александра Адриановича возложили координацию и ответственность за выполнение всех работ по проектированию и доводке электрооборудования, разрабатываемого НИИ и заводом «Электросила» для кораблей ВМФ. Чернов А.А. непосредственно руководил конструкторской разработкой, испытаниями, отладкой и внедрением в серийное производство электрооборудования для атомных подводных лодок второго поколения  проектов 667А, 670, 671. Поэтому его по праву следует считать одним из соавторов внедрения ЭЭС переменного тока на атомных ПЛ. На базе проработок, выполненных НИИ "Электросила", СКБ- 143 и ЦНИИ-45, еще в 1957 г. в Первом НИУ ВМФ обсуждали  преимущества и недостатки ЭЭС постоянного и переменного токов и целесообразности использования в электрических сетях ПЛ переменного тока. Было предложено решение проблемы сочетания источников переменного тока (турбогенераторов) с аварийным источником электроэнергии постоянного тока (АБ) с помощью системы обратного преобразования электроэнергии обратимыми преобразователями. По этому докладу было принято решение о продолжении работ по созданию ЭЭС переменного тока. Лишь механизмы, обеспечивающие пуск и расхолаживание ГЭУ, разрабатывались на постоянном токе.

После выхода Постановления СМ СССР о создании АПЛ второго поколения с ЭЭС на переменном трехфазном токе частотой 50 Гц на «Электросиле» началась разработка нового электрооборудования. Были созданы первые образцы лодочного оборудования на переменном токе: турбогенераторы, обратимые преобразователи, серия двигателей с пускорегулирующей аппаратурой, устройства коммутации, защиты и др. Были организованы исследования и обеспечена устойчивая работа ЭЭС в установившихся и переходных режимах, обеспечены параллельная работа источников электроэнергии и надежный подхват нагрузки переменного тока обратимыми преобразователями при аварийных отключениях турбогенераторов. Внедрение переменного тока повысило надежность и долговечность электрооборудования, сократило его массогабаритные характеристики, упростило обслуживание при эксплуатации.

Непосредственно Черновым А.А. или под его руководством была  создана уникальная серия электромашинных обратимых преобразователей типа ПР 501 со щитами управления типа ЩПР и турбогенераторов с водяным охлаждением и щитами управления типа ТМВ.

Замечательной памятью о главном конструкторе Чернове А.А. являются технические решения, внедренные в электрооборудование. Это электрооборудование многие десятилетия и до сих пор эксплуатировались и эксплуатируются на всех атомных подводных лодках второго, третьего и четвертого поколений с частотой основной силовой сети 50 и 400 герц.

Новая техника не может создаваться без сучка и задоринки. Бывали сбои и аварии. Так вышла из строя обмотка ротора генератора ТМВ 3-2 на АПЛ проекта 667А. Причина была в том, что под действием электромагнитных сил оторвался зубец пластины железа шихтованного статора. Методично вибрируя под действием сил магнитного тяжения между  вращающимся ротором и статором, он прорезал пазовую изоляцию обмотки ротора и закоротил ее на корпус. Ремонт ротора в условиях отсека лодки был невозможен. Просто вытащить ротор из прочного корпуса из за его габаритов также было невозможно. Александр Адрианович с мелком в руке вместе со строителем АПЛ шел по отсекам лодки  и отмечал места на переборках и конструкциях палуб, которые надо было вырезать, а также оборудование, которое необходимо было демонтировать. Он восхищался оперативностью, с какой сварщики СЕВМАША расширяли пространство для выемки ротора, а рабочие завода производили демонтаж оборудования. Ротор был быстро и успешно заменен.

00.04

 

Александр Адрианович и заказчики.

Работая по военно-морской тематике, Чернову А.А. приходилось много контактировать с военными разного уровня: от младшего военпреда и младшего научного сотрудника до Главнокомандующего ВМФ.

Почти тридцать лет советским ВМФ командовал адмирал флота Советского союза Горшков Сергей Георгиевич. Создатель ракетно-ядерного океанского флота хорошо знал Александра Адриановича. Это знакомство было предметом гордости А.А. Чернова. Он рассказывал, как Главком приглашал его потолковать о проблемах насущных. От «большого» военно-морского флота заказчиком у ЛПЭО «Электросила» было Главное управление кораблестроения и вооружения (ГУК), интересы которого представляли военные ученые из Первого Института ВМФ. Исходя из того, что отдельные военные ученые-электрики после демобилизации переходили работать к Чернову А.А. в НИИ «Электросилы», отношения были плодотворными.

Заказчик электрооборудования последнего Проекта Чернова А.А. в качестве Главного конструктора теперь именуется Главным управлением глубоководных исследований (ГУГИ) МО РФ. Интересы ГУГИ в части сопровождения выполняемых НИОКР осуществляло специально созданное научно-исследовательское учреждение (НИУ) ВМФ, в котором я служил десять лет.

Мои начальники из ГУГИ, приезжая в Ленинград, посещали «Электросилу». Мне иногда приходилось организовывать их встречи с руководством завода. Визиты начинались и заканчивались в кабинете генерального директора Фомина Бориса Ивановича, который приглашал для своей поддержки Чернова. Александр Адрианович сердился, что приходилось тратить время на пустопорожние разговоры и просил Фомина Б.И. больше не звать его на встречи как он говорил с «жирнопогонниками».

00.04

 

О группе электриков НИУ ВМФ.

К нашей малочисленной группе электриков, состоявшей из старшего научного сотрудника Абрамова Станислава Петровича и меня - младшего научного сотрудника Богатова Владимира Александровича, Александр Адрианович был вполне терпим. У нас погоны были не такими «жирными». Едва ли я тогда понимал истинный уровень Главного конструктора Чернова, но относился к нему уважительно и «не надувал щеки» для демонстрации своей важности как заказчика.

Наше заведование – все электрооборудование двух проектов кораблей, разрабатываемое в ходе выполнения ОКР по заданию ГУГИ. Наша задача в ходе сопровождения ОКР по разработке электрооборудования состояла в проведении технической экспертизы разрабатываемой проектной конструкторской документации на предмет оценки ее соответствия требованиям, установленным в техническом задании (ТЗ), действующим документам по стандартизации (в это время уже вышли основные стандарты Системы разработки и постановки на производство военной техники), современному уровню развития науки и техники. Требовалось оценить реализуемость проекта, риски и возможности в достижении требуемой эффективности, соблюдения заданных сроков. После изготовления опытных образцов нас назначали возглавлять межведомственные комиссии (МВК) по проведению их межведомственных испытаний (МВИ). Затем МВИ стали называть ГИ (государственные испытания). В силу большого количества испытаний на заводе-производителе, мы со Станиславом Петровичем на своих рабочих местах появлялись набегами, в основном для того, чтобы подготовить заключение на следующий проект. Большую помощь по проведению МВИ оказывали военпреды 912ВП ( Лавкин, Михеев, Разживин и др.) и электрик из ГУГИ Витковский.

Когда мы основательно «зашивались», к нашей группе подключили для усиления капитана 1 ранга –инженер Ульянова Вольдемара Петровича из нашего НИУ.

Он досконально разбирался в требованиях к электрооборудованию и методично пункт за пунктом ТЗ требовал их выполнения.

Однажды при рассмотрении технического проекта он раскритиковал разработанную электрическую машину за большие габариты и стал требовать от Чернова проведения в рамках данной ОКР дополнительно конструкторскую разработку машины, в которой сердечник статора изготавливается  не из изолированных листов электротехнической стали, как обычно, а выпекается  из окислов магнитных сплавов методом порошковой металлургии.

Александр Адрианович чуть не задохнулся от негодования:

-Знаешь что, Вольдемар Петрович, я не нанимался ликвидировать твою безграмотность. То, что ты предлагаешь  - бред сивой кобылы….

Продолжая тираду, он встал с кресла, голос звенел, глаза горели, жилы на шее вздулись, обычно бледное лицо порозовело. Мне было страшно и за него и за Вольдемара Петровича – выдержат ли их сердца такие эмоции. Оба были мной весьма уважаемы как наставники, как старшие товарищи. Я много раз бывал на всевозможных совещаниях, где велся суровый мужской разговор на повышенных тонах. Но такой мощи и артистизма как в монологе Александра Адриановича, я ни разу не встречал. Потом Александр Адрианович сел, закурил и быстро успокоился. Вольдемар Петрович продолжал упорно негромко возражать. Тут еще я вылез не к месту «свою ученость показать». Вольдемар Петрович говорил о магнитомягких ферритах. Кроме того, что такие ферриты имеют магнитные свойства, они обладают большим сопротивлением постоянному току, что минимизирует потери на гистерезис и вихревые токи – полезное свойство для магнитопровода. Это свойство используется при создании сердечников высокочастотных устройств радиоэлектроники: трансформаторов, дросселей, антенн. Но я не встречал информацию о применении ферритов в силовой электротехнике, объясняя себе этот факт тем, что их индукция насыщения весьма мала (десятые доли Тесла). Мне бы промолчать, а я высказал свои соображения в ходе дискуссии, на что получил такой окрик Вольдемара Петровича, что навсегда усвоил тактику совместных действий в дискуссиях – надо идти в команде заодно, а не «топить» своих.

-Ты на кого работаешь, Володя?!

Может конкретный проект с ферритами и показал бы какие-нибудь перспективы и Вольдемар Петрович был в чем-то прав.

До сих пор стыдно за свое поведение. Тогда Вольдемару Петровичу стало плохо с сердцем. Я тихонечко отвел его в близь расположенную больницу. В приемном покое ему сделали кардиограмму, положили на каталку и отдали мне его ботинки, с которыми я поехал к нему домой доложить его жене обстановку.

Для меня работа с Вольдемаром Петровичем была хорошей школой, за что я ему очень благодарен. Он только с виду казался сухим и чопорным. Я непроизвольно умудрился войти в круг его доверенных лиц. Когда мы заходили после совещаний в НИИ Электросилы или в Малахите на пересечении улицы Фрунзе и Московского проспекта  (теперь это Площадь Братьев Стругацких) в заведение, где продавали вино в розлив, то вскоре обнаруживалась его простота, доброта и бесхитростность. Внешняя хмурость была защитной маской его тонкой натуры.

По образованию электрик, по опыту службы – размагнитчик кораблей. Он постоянно расширял и углублял свои познания в самых разнообразных областях кораблестроения и материаловедения. По мере необходимости осваивал методы и решал сложные задачи на логарифмической линейке: расчет оболочек прочных корпусов подводных аппаратов, теплотехнические и электрические  расчеты. Он умел работать на всех металлообрабатывающих станках и инструментах. На Кронштадтском Морском заводе была построена глубоководная наблюдательная камера «Архипелаг», в электрическом оснащении которой было много устройств, изготовленных лично Вольдемаром Петровичем (например, электропривод лебедки тросоукладчика, токовводы через прочный корпус). Он же и погружался на «Архипелаге» на глубоководных испытаниях. За создание наблюдательной камеры «Селигер» был удостоен Государственной Премии.

Вольдемар Петрович себя не жалел, на сделки с совестью никогда не шел – так он понимал свою ответственность за порученное дело. Его твердость, негибкость заводила иногда дело в тупик. На что наш командир, контр адмирал Павел Александрович Сорокин, сердито говорил:

-Вольдемар Петрович! Ты что, среди нас один за советскую власть?

00.04

 

Своя "Приёмка".

На самой «Электросиле» и в НИИ приемку электрооборудования и контроль за выполнением ОКР проводили представители заказчика - 912-е военное представительство. Неизбежные контакты Александра Адриановича с 912 ВП осуществлялись несколько десятилетий. Каковы были их отношения сказать, глядя со стороны, было невозможно. То, что их отношения не всегда были безоблачными, я понял после длительной работы в МВК. В военпреды брали грамотных инженеров, ответственно относящиеся к своим обязанностям. Их положение бывает незавидным.  Есть давление завода – надо выполнять план. Есть давление Главного управления кораблестроения – надо срочно комплектовать корабли. Если выявляются какие-то несоответствия оборудования техническим условиям, то формальный подход: «соответствует – принимаю», «не соответствует – не принимаю», не всегда подходит. Надо оценивать влияние несоответствия на надежность, работоспособность, безопасность. Надо диалектически оценивать риски, как от принятия, так и от отказа от принятия предъявляемого оборудования, что требует хороших умственных способностей, надо получить гарантии от завода на устранение выявленных недочетов.

08.07.07 - пр.1851 Чернов 07

С военпредами, Чернов А.А. – первый ряд, крайний правый, 1950-е годы

 

У Руководства завода есть рычаги воздействия на военпреда, пожаловавшись на него высокому военному начальству. И военпредов даже отстраняли от должности. Так сняли с должности за несговорчивость старшего военпреда-руководителя 912 ВП, капитана 1 ранга-инженера Горькова Ивана Васильевича. И это не было связано со спором Чернова и Горькова. Спор состоял в следующем. Горьков утверждал: «Если сильно сдавить прессом набранный пакет железа статора, то после снятия нагрузки длина пакета не изменится». Чернов назвал это утверждение ошибочным. Поставили натурный эксперимент. Чернов оказался прав – остаточная деформация увеличила длину пакета.

Александр Адрианович не прибегал к наушничеству, как способу достижения  своих целей. Он в открытую спорил с оппонентами из 912ВП, доказывая свою правоту. Военпреды относились к нему с большим уважением, о чем, в частности, сказал капитан 2 ранга-инженер Шапкин Борис Михайлович, старший военпред 912 ВП на похоронах Александра Адриановича.

00.04

 

Создание электрооборудования для глубоководных технических средств -
последний Проект Главного конструктора Чернова А.А.

В конце 60-х годов Военно-морской флот поставил перед судостроительной промышленностью СССР задачу создать глубоководные технические средства (ГТС) с атомной энергетической установкой, которые были бы способны погружаться на предельные глубины, плавать у грунта, работать на нем без ограничений по времени. Условия проектирования и использования ГТС определяли в дополнение к функциональным характеристикам жесткие требования к комплектующему оборудованию по надежности, по минимальности массо-габаритных характеристик и минимальности внешних физических полей. Особо важную роль в реализации поставленной задачи являлось создание комплекта электрооборудования для электроэнергетических систем. Масштаб задачи увеличивался вдвое, так как СПМБМ «Малахит» вел проектирование одного проекта ГТС за другим без перерыва.

Имея одинаковое функциональное предназначение, проекты ГТС отличались тактикой использования. Эти различия оказывали существенное влияние на конструктивное оформление, на состав и вид оборудования. Особенно это касалось электрооборудования электроэнергетической системы и системы электродвижения. Межпроектная унификация была практически нулевой. На тот период отечественная, да и зарубежная промышленность не выпускала электрооборудования, отвечающего столь сложным и противоречивым требованиям. Поэтому требовалось в ходе выполнения ОКР разработать полный комплект оригинального электрооборудования для двух разных проектов ГТС, включающего генераторные агрегаты, распределительные устройства, электроприводы систем электродвижения, гидравлики, жизнеобеспечения, насосов АЭУ и вспомогательных механизмов.

Похожую задачу промышленности приходилось решать в 60-х годах при создании АПЛ проекта 705. Тогда требовалось создать оригинальный  комплект корабельного электрооборудования, генерирующего и потребляющего электроэнергию частотой 400 герц. Был назначен комплексный  поставщик электрооборудования – ВНИИЭМ. Это головное предприятие по электрооборудованию 705 проекта, выполняло  совместно с проектантом не только функцию системного интегратора, координируя поставки оборудования разных предприятий. В Истринском филиале ВНИИЭМ проводились ресурсные испытания комплектующего оборудования, а на натурном стенде электроэнергетической системы исследовались ее статические и динамические характеристики. Весьма полезным было наличие у ВНИИЭМ Ленинградского филиала при заводе «Электросила», который под руководством и управлением Главного конструктора Чернова А.А. разработал и поставлял ГРЩ,  турбогенераторы и обратимые преобразователи со щитами управления.

Постановлением ЦК КПСС и Совета министров СССР от октября 1972 года о создании ГТС проекта 1910 и комплекса 1851 комплексным поставщиком электрооборудования – в современных терминах - системным оператором, определялось Ленинградское производственное электромашиностроительное объединение «Электросила» им. С.М. Кирова.

В части разработки электрооборудования Постановление дополнялось двумя идентичными протоколами: Ф715 (по ГТС 1910) и Ф716 (по ГТС 1851). Уровень подписантов протоколов мне не известен, так же как и дата их подписания, но поскольку протоколы вносили коррекцию  в порядок, установленный государственными стандартами Единой системы конструкторской документации (ЕСКД) и Системы разработки и постановки на производство военной техники (так называемые стандарты со звездочкой - СРПП ВТ), то уровень был высоким. Ведь приписка внизу стандарта гласила: «Нарушение стандарта преследуется по закону»

С целью сокращения сроков допускалось при наличии у Разработчика опыта отдельные этапы Опытно-конструкторских работ не проводить (например, не выполнять эскизный проект), засчитывать заводские испытания в качестве междуведомственных, одновременно изготавливать опытные и поставочные образцы. Такое «ускорение» уже применялось при создании АПЛ проекта 705.

 Главным конструктором по электрооборудованию ГТС проектов 1910 и 1851 назначался Александр Адрианович Чернов. Постановление партии и Правительства было продублировано Приказом Министра Электротехнической промышленности от 22 ноября 1972 года № 189.

Чернов А.А. - единственный главный конструктор объединения Электросилы, который  был назначен Постановлением ЦК и Совмина. Это назначение было закономерным – Александр Адрианович неоднократно демонстрировал свои таланты конструктора и организатора, но не таким уж неизбежным. Характер у него был твердый, прямой и он рубил в глаза правду-матку начальнику любого ранга. Не все это могли сносить без последствий для Александра Адриановича. В выводах по аттестации ему иногда рекомендовали быть тактичнее.

Было, наверное, еще одно соображение: сделать Главного конструктора независимым от руководства Объединения. Нежелание некоторых крупных производственных объединений заниматься государственным оборонным заказом было известно. Похоже, к таким относилось и ЛПЭО «Электросила».

При готовности опытных заказов ГТС в районе 80% вышло Постановление ЦК и Совмина о создании уже второго поколения ГТС проекта 1083. Рачительное Правительство с целью экономии ресурсов обязало комплектовать ГТС проекта 1083 электрооборудованием, разработанным для ГТС 1910 и 1851. Однако проектирование ГТС показало невозможность использовать уже разработанное оборудование без проведения ОКР. Коэффициент межпроектной унификации и стандартизации, на мой взгляд, оказался меньше 10%. Потребовалось разрабатывать новую турбогенераторную установку, новые электроприводы системы электродвижения, распределительные устройства и еще много другого. Так что коллектив Александра Адриановича без работы не оставался. Теперь задача была проще технически – есть отработанные конструктивные и технологические решения Главного конструктора Чернова А.А.. Правда, приближалась другая беда – развал СССР и прекращение финансирования программ кораблестроения. В это время я уже перевелся для дальнейшей службы в Отряд гидронавтов и всех ужасов гибели нашей промышленности напрямую не видел. Увидел разрушенную промышленность я уже в конце 90-х, когда стал заниматься сертификацией систем менеджмента качества.

00.04

 

Конфликт с Первым заместителем Минэнергопрома.

Нижеследующую историю я слышал из разных уст – молва о ней ходила по судпрому, поэтому отступления от истины неизбежны. Изложу в интерпретации Евгения Федоровича Галактионова, который служил в Заказывающем управлении Генерального заказчика. Перед выходом Постановления по ГТС проектов 1910 и 1851 проводилось совещание на высоком уровне для подтверждения способности предприятиями страны его выполнить в устанавливаемые сроки –одна пятилетка. Выступают министры и заместители министров и докладывают о гарантированной возможности соблюдения сроков  создания их оборудования, систем, вооружения и устройств. Подходит очередь доклада по электротехнической части. После выступления Первого заместителя Министра электротехнической промышленности СССР Николая Александровича Оболенского (1908—2001) слово берет Чернов А.А.. Он подтверждает возможность создания комплекта электрооборудования, но указывает срок поставки семь лет. Этот диссонанс дружному хору предыдущих ораторов заставляет председателя совещания просить Чернова уточнить и обосновать названный срок. Чернов отшучивается – ребенок вынашивается в утробе матери все равно девять месяцев, несмотря на то, что в его зачатии могло участвовать девять мужчин. Тогда Оболенский Н.А.  включает свой административный ресурс и скорее всего по политическим соображениям дает обещание поставить электрооборудование в назначенный срок. И тут Александр Адрианович взрывается.

- Оболенскому брякнуть безответственные заверения, как дураку с горы сбежать! Семь лет я называю с учетом преодоления бюрократических рогаток  в министерстве, чтобы выбить строго фондируемые материалы. Надо построить завод и наладить производство отечественной полиамидной и фторопластовой изоляции, который еще не спроектирован. Надо выполнить комплекс НИОКР и имеются вопросы, которые еще никогда и нигде не решались практически.

Оболенский Н.А. знает и квалификацию и крутой нрав Чернова. Тем не менее, он все же Первый Зам. Министра и такое неуважение не может пропустить мимо ушей. Он еще раз подтверждает пятилетку как конечный срок.

-Если ТЫ, Николай Александрович, такой умный, то сам и берись за это дело и поставляй все в срок, а меня уволь от этой профанации – говорит Чернов со свойственной ему запальчивостью. Голос Чернова был все же услышан. Министерство прикладывало все усилия для обеспечения «Черновских заказов» изоляцией, закупая ее через третьи страны у концерна «Дюпон». Поставки строгофондируемой меди и металлов шли вовремя.

«Тыканья» Николай Александрович в тот раз не смог вынести без сердечного приступа.

Резкое выступление Александра Адриановича основывалось на опыте предыдущих конструкторских работ. При разработке новой, не имеющей аналогов, техники обязательно будет этап доведения ее характеристик до требуемого уровня, на который потребуется время. Нести ответственность за невыполнение сроков будет не зам. министра, не генеральный директор, а он - Главный конструктор. Чернов оказался прав. Сроки поставки отдельного оборудования ползли по оси времени вправо. И на совещаниях высокого уровня Александру Адриановичу неоднократно приходилось выслушивать укоры в свой адрес.

00.04

 

Аттестация Минэнергопрома.

Не знаю, по общему правилу или с «индивидуальным подходом» к Александру Адриановичу, его назначили Главным конструктором после проведения министерской аттестация. Аттестацию в мае 1972 года проводила комиссия, состоящая из двенадцати экспертов, которые численно оценивали его личные качества по двадцати пяти показателям. Привожу показатели:

1. профессиональная образованность;
2. отношение к критике;

3. взаимоотношения к подчиненным;
4. честность, правдивость,
5. психологический такт,
6. общий культурный уровень,
7. принципиальность,
8. тактичность,
9. справедливость,
10. способность заражать энергией,
11. доброжелательность,
12. организаторские способности,
13. политическая грамотность,
14. самостоятельность поведения,
15. самообладание и выдержка,
16. общительность,
17. отношение к инициативе,
18. дисциплинированность,
19. авторитетность,
20. инициативность,
21. чувство долга и ответственность,
22. знание личной жизни подчиненных,
23. умение видеть перспективу,
24. способность совершенствовать  методы работы,
25. личное поведение на работе.

Персональный состав комиссии мне не удалось расшифровать по их подписям кроме секретаря парткома, единственный кто написал свою фамилию. Анонимность эксперта, видимо, является условием непредвзятости его оценок (как тайное голосование). Кадровые органы статистически обработали результаты экспертизы и составили социограмму. Результаты по социограмме были очень высокими, по большинству показателей эксперты поставили кандидату на занятие должности высший балл. Аттестационная комиссия сделала вывод о соответствии Чернова А.А. должности Главного конструктора и дала рекомендации:

- правильно относиться к критике в свой адрес;

- поработать над собой в части повышения выдержки и тактичности при работе с подчиненными;

- работать с резервом.

 Предполагаю, что ход мысли председателя комиссии был таков: « Если  Чернов позволяет себе так обращаться с замминистра, то как же он себя ведет с подчиненными?...» Запись о работе с резервом не случайна. Александру Адриановичу шестьдесят второй год и руководству надо минимизировать риск остаться без подготовленного Главного конструктора. Он высказал как-то мне сожаление, что такая сложная работа пришла к нему поздновато: и возраст приличный и здоровье не очень – желудок его мучил. Сказывались, наверное, голодные детские и юношеские годы в Поволжье, пережитая ленинградская блокада, напряженная работа при выполнении девяти пятилетних планов развития народного хозяйства.  Но опыт и  интеллектуальная форма его были великолепны: заслуженный авторитет, ясный ум, память выше всяких похвал, быстрая реакция на возникающие ситуации, поражающее число пословиц и поговорок, которыми он сыпал точно к месту.

00.04

 

Организация выполнения Проекта
по созданию электрооборудования электроэнергетических систем ГТС.

При ознакомлении с выводами министерской аттестации Александр Адрианович написал на бланке аттестационного листа перечень первоочередных мероприятий, которые нужно было внедрять в работу НИИ:

«Необходима срочная перестройка организации работ всех отделов комплектации электрооборудования, исключив мелкие деления на лаборатории и сектора. Резко сократить число отделов, как усложняющую координацию работ и увеличивает разобщенность. Узаконить наличие в НИИ подразделений по комплектному электрооборудованию. Привести в соответствие возлагаемые планом  подразделения объем работ с фактическими возможностями. Срочно подготовить рабочую площадь. Развернутые предложения были посланы зам. Министра Электротехпрома  тов. Оболенскому Н.А.»

Я приступил к выполнению своих обязанностей младшего научного сотрудника по сопровождению разработки электрооборудования на ЛПЭО «Электросиле» со стороны Генерального заказчика в 1978 году. К этому времени ОКР по разработке электрооборудования ГТС 1910 находились на этапе изготовления и испытания опытных образцов. Были проведены межведомственные испытания оборудования, размещаемого в обитаемых помещениях ГТС. По электрооборудованию 1851 шли технические проекты.

Поводов посетить Главного конструктора и сотрудников, участвующих в проекте было предостаточно. НИИ Электросилы размещалось в типовом для Ленинградских школ здании во дворах улицы  Фрунзе. Высокое крыльцо, четыре этажа, большие окна, силикатный кирпич стен. Просьба Чернова А.А. в министерство обеспечить площадью была выполнена, правда не все отделы получили ее на улице Фрунзе. Отдел «возбудителей» и статических преобразователей Ефима Израилевича Волынского размещался на территории завода. Может  он сам не захотел переезжать по указанному адресу. Для меня, наверное, навсегда останется тайной ответ на следующий вопрос: «Почему спроектировав и испытав статический преобразователь ПТС 22 к БС (БС – индекс всей конструкторской документации «Электросилы», ЛС – индекс «Электровыпрямителя») для управления подруливающими устройствами ГТС 1851, «Электросила» отказалась поставлять его на заказ. С запозданием работу поручили Саранскому заводу «Электровыпрямитель», который разработал статический преобразователь ПТС 22к ЛС. Отличались они только тем, что «Электросила» использовала схему инвертора напряжения, а Саранский «Электровыпрямитель» инвертора тока. Или он разработал архи плохо или элементная база никуда не годилась, но специалисты экипажей, сдаточная команда, я, как член энергетической секции государственной комиссии, сдаточный механик Сусленников Михаил Евгеньевич, два инженера из «Электровыпрямителя» (Златомрежьев и Ведяшкин) намучились в период государственных испытаний опытного заказа из-за постоянных отказов этих злополучных ПТС. Мудрый Ефим Израилевич, видимо, предчувствовал такой результат.

Организационная структура НИИ «Электросилы» многократно менялась по ходу проекта. В какой-то период часть сотрудников входила в 947 отдел, руководителем которого был сам Чернов А.А. Отдел занимался самой неизведанной темой – погружными электродвигателями систем электродвижения и вспомогательных механизмов. В отделе работали Владимир Петрович Кузнецов, удивительно громогласный, с мощной фигурой, Козлова Валентина Сергеевна, ученая интеллигентная дама, хитро улыбающаяся. Черновскими турбогенераторами в отделе Германа Александровича Черноносова занимались опытные расчетчики Арнольд Григорьевич Эйбшиц и Алла Леопольдовна Новогрудская и несколько конструкторов. Одним из них был талантливый молодой конструктор Тимофеев Александр Владимирович, который подхватит в последующем знамя из рук Г.А. Черноносова. В отделе И. Жулина «Черновскими заказами» занимался Саша Оголюк и Наталия Левант. Через какое-то время появляется молодой ученый Володя Вейгандт. А еще мне приходилось общаться по делу с Борисом Лейкиным, Игорем Глушанком, Потапенковой Галиной, Александром Шишкиным, Виктором Эпштейном, Леонидом Дримановичем и со многими другими замечательными советскими инженерами НИИ «Электросила». Я видел, как по-деловому, обучая, наставляя, а иногда и поругивая, работал с участниками Проекта Александр Адрианович. Не всех молодых конструкторов устраивала зарплата в НИИ «Электросила»- кое-кто уходили за более длинным рублем в другие места. Я был свидетелем, как Александр Адрианович уговаривал Лёню Дримановича потерпеть и не увольняться, нарисовал ему перспективу в НИИ. И оказался прав. Не сразу, конечно, но Леонид Иванович Дриманович стал Главным конструктором Электросилы. К моему глубокому сожалению в этом, 2018 году, он ушел из жизни после тяжелой болезни.

Своим напряженным трудом без скидок на возраст и здоровье Чернов А.А. показывал всем пример. Не имею достаточны данных для обобщения, но из моих наблюдений могу сделать вывод о том, что его уважали как конструктора и любили как человека. Почти все за глаза называли «дядя Саня».

От высшего руководства ЛПЭО «Электросила» в НИИ работу по «Черновским заказам» курировал Терешонков Владимир Алексеевич, вступая в действие при возникновении  технических и политических вопросов, а на заводе зам. Главного инженера Лапаев Кронид Васильевич продвигал изготовление этих заказов.

00.04

 

Результаты проектирования.

Когда начались заводские испытания забортных погружных электродвигателей, стали проявляться их конструктивные и технологические недоработки.  Очевидно, что риск от экономии времени за счет исключения этапа эскизного проектирования, оправдался не на все 100%. Это удивительно еще и потому, что на «Электросиле» всегда была сильно развита научно-исследовательская деятельность, работали крупные ученые, были передовые лаборатории по исследованию изоляции и металлов. Внедрение методов ультразвуковой диагностики в СССР началось именно в лаборатории ЦЗЛ «Электросилы»,

Выявилась ошибка теплового расчета маршевого гребного электродвигателя ГАП-7, (ГАП - гребной, асинхронный, погружной, 7 – условное обозначение мощности) который  являлся  электрическим аналогом ГАП 750, разработанный ранее для АПЛ «Акула». При первом испытании, чтобы не перегреть трансформаторное масло, удалось нагрузить его только до 67%Рном. Отличия электродвигателей были только  в металле корпусов. Видимо не точно учли теплопроводность титанового сплава, которая  в 3 – 5 раз меньше теплопроводности стали. Пришлось проводить доработку конструкцию корпуса, посредством размещения  на его поверхности внешнего холодильника и  насоса на роторе.

Ошибка теплового расчета имела место для ГАП 12,5. Пришлось перематывать обмотку на новое сечение меди.

В погружных двигателях систем электродвижения, имели место протечки через торцевые уплотнения заполняющей полость жидкости наружу или забортной воды внутрь. В результате подбора пары трения  проблема была решена. Приведенный ниже рисунок погружного асинхронного двигателя показывает дополнительные детали, которые не применяются у обычных двигателей.

08.07.07 - пр.1851 Чернов 08

Погружной гребной электродвигатель

1 - диск балансировочный; 2 - уплотнение резиновое; 3 - узел торцевого уплотнения; 4 - мембрана полости торцевого уплотнения; 5, 16 - подшипниковые щиты; 6 - пята упорная; 7 - кольцо короткозамыкающее; 8 - обмотка статора; 9 - сердечник статора; 10 - статор; 11 - впускной клапан; 12, 13 - вилки соединительные; 14 - выпускной клапан; 15 - корпус; 17 - мембрана; 18 - компенсатор полости статора; 19 - заглушка компенсатора полости статора; 20 - ротор датчика скорости; 21 - опорно упорный подшипник; 22 - звезда ротора; 23 - сердечник ротора; 24 - ротор; 25 - стержень обмотки ротора; 26 - пробка; 27 - заглушка; 28 - штуцер; 29 - вал ротора (Дриманович Л.И., Терешонков В.А. "Морской вестник", 1, 2004)

 

Много времени ушло на доработку погружного двигателя насоса гидравлики типа АМП 6. Для обеспечения сопротивления изоляции  на специальной установке проводилось капсулирование обмотки статора этого двигателя эпоксидным компаундом. При работе двигателей под нагрузкой происходило растрескивание компаунда и попадание его кусочков в воздушный зазор с заклиниванием ротора. Бывали случаи короткого замыкания, даже выгорание обмотки. Долго возились с подбором компонентов компаунда, чтобы обеспечить его пластичность, теплопроводность, на лобовые части устанавливали защитные манжеты. Применили вакуумирование при заливке компаунда, проводя тем самым его дегазацию.

Для выяснения причин отказов двигателей и выработки рекомендаций по повышения надежности создали экспертную комиссию под председательством академика Глебова И.А.. Члены экспертной комиссии долго судили-рядили и никак не могли решиться на какие-либо рекомендации. Часто последствия от принимаемых технических решений просчитать с достаточной вероятностью невозможно. Обстоятельства требовали идти на риск. Не у всех лиц, принимающих решение, хватало мужества рисковать. Чернов А.А. ехидно замечал этим лицам:

-ой, у вас опять зажелтела пятая точка!

В тот раз он взял управление на себя и написал текст Решение комиссии.

Писать протоколы и решения Александр Адрианович умел быстро и без помарок. Кто ясно мыслит, тот ясно излагает. Написать их ему пришлось не мало, хватило бы на внушительное собрание сочинений. Он первым ставил свою подпись под протоколом или решением, показывая тем, что берет ответственность на себя. Авторитет Александра Адриановича был высок, поэтому после его подписи страхов у подписантов становилось меньше.

По началу работы с маслонаполненными двигателями не очень обращали внимание на необходимость дегазации заливаемых жидкостей. Знали, что при нормальных условиях в трансформаторном масле растворено до 15% по объему атмосферного воздуха. Это не создавало проблем в стационарных режимах по давлению, например, маслозаполненных трансформаторов. При достаточно быстром изменении давления растворенный воздух выделяется из масла, увеличивая объем компенсатора полости статора до максимального значения и создавая внутри двигателя избыточное давление. Александр Адрианович пересказывал мне рассказ своего хорошего знакомого Анатолия Петровича Александрова, академика, научного руководителя ядерных энергетических установок всех АПЛ Советского союза, в том числе и ГТС. При создании группой Александрова А.П. устройств защиты кораблей от магнитных мин в годы войны, потребовалось применять компенсаторы объема. Они использовали для этих целей купленные в аптеке детские соски. Академик со смехом вспоминал, как уморительно выглядели эти розовые соски, раздувшись до шарообразной формы при подъеме изделий на поверхность. После первых испытаний погружных двигателей в док-камере ЦКБ «Рубина» на территории ЛАО, дегазация жидкостей до 0,2%, посредством вакуумирование было включено в технологию заполнения полостей электродвигателей.

В технических заданиях на отдельные погружные электродвигатели имелось требование обеспечение их работоспособности в течении периода непрерывной работы при обводнении заполняющей жидкости до 3% морской водой. Поступать эта вода в полость двигателя могла не через торцевые уплотнения, а через исполнительные механизмы. Не знаю, как рассчитывалось потенциальное обводнение, но на МВИ мы проверяли работу двигателей при обводнении. Покупали в аптеке морскую соль, делали морскую воду и т.д. Проблем с изоляцией не возникало. Даже на диэлектрическую прочность заполняющей жидкости это не сильно влияло. Меня удивил метод определения процентного содержания воды: на разогретую сковороду лаборант наливал обводненную жидкость и считал щелчки, как счетчик Гейгера.

Электроэнергетическая система ГТС 1910 была уменьшенной копией ЭЭС АПЛ второго поколения. А вот условия эксплуатации были более жесткими.  Для исключения протечек и выпаривания генератор объединялся с турбиной одним корпусом. А это значит, в пусковых режимах обмотки ротора и статора работали в паро-водяной среде. Изоляция обмоток была герметичной – полиимидная пленка наматывалась вместе с фторопластовой, а затем эта система запекалась в печи. Но был еще щеточно-контактный аппарат для передачи тока на обмотку возбуждения. Не придумали тогда, как его герметизировать и имело место снижение сопротивления изоляции. Почти два года на стенде в Калуге крутили турбогенератор ТМВ 1-2, выясняя закономерности в поведении сопротивления изоляции во времени и по режимам. Чернов А.А. убеждал и убедил Заказчика  в допустимости и безопасности эксплуатации  такого генератора, но стоило ему это многих нервов. Практика дальнейшей длительной эксплуатации генераторов подтвердила правильность слов Александра Адриановича.

00.04

 

Электрооборудование ГТС проекта 1851.

Электроэнергетическая система.

Мне выпало больше заниматься электрооборудованием ЭЭС ГТС проекта 1851, который шел вторым корпусом после 1910. В нашем НИУ ВМФ на испытания оборудования и государственные испытания ГТС первого корпуса 1910 шли командир, начальники и старшие научные сотрудники. На ГТС 1851 для этих же целей назначались заместители командира, заместители начальников и младшие научные сотрудники.

Сначала меня поразило выполнение ОКР до этапа изготовления опытных образцов по проектам технических заданий (ТЗ). Не знаю, или на прохождение бюрократической многозвенной цепи согласующих и утверждающих подписей ушли годы, или ждали, что получится у «Электросилы». Какие характеристики будут получены – то и запишется в ТЗ.

Основные требования к оборудованию были изложены уже в Постановлении ЦК и СМ 1972 года и они были очень высокими по сравнению с требованиям к ПЛ. Эти требования касались внешних физических полей (виброакустика, внешние магнитные поля и других). Например, требования по виброакустическим характеристикам (ВАХ) для подводных лодок в то время определялись Постановлением 1974 года (ВАХ 74). Требования к ГТС превышали показатели будущего Постановления ВАХ 80. Промышленности не удалось с ходу достичь выполнения указанных выше требований. Огромное количество времени было потрачено всеми участниками Проекта на «разборки» (совещания, заседания НТС, переписка и тому подобные формы коммуникаций) по  выявленным несоответствиям критериям Постановления. Не могу оценить результативность этих затрат. Я не знаю – были ли доработки уже изготовленного оборудования для улучшения виброакустических характеристик. Еще на этапах технического проектирования по заверению «Электросилы» конструкторами применились все известные на то время меры по снижению виброактивности электродвигателей: подвес железа статора на гибких ребрах корпуса, специальные подшипники, подбор соотношения числа зубцов железа статора и ротора, минимально возможная частота вращения, увеличенная присоединенная масса, жесткие требования по дисбалансу и использование специальной методики балансировки. Что получилось, то и приходится брать на корабли, стараясь при этом не увеличить уровень вибрации электродвигателей за счет несимметрии фазных напряжений питающей сети. Доставалось председателям межведомственных комиссий, которым требовалось до оформления приемного акта организовать подписание на высшем уровне Решение на отступление от установленных требований. Не минула сия чаша и меня.

Построение ЭЭС 1851 существенно отличалось от ЭЭС ГТС 1910. Основная силовая сеть постоянного тока, а единственный турбогенератор переменного тока, частотой 400 герц. По такой схеме строится бортовая сеть автомобилей с двигателями внутреннего сгорания. Прототипом схемы ЭЭС 1851 могла бы служить электроустановка малогабаритной вспомогательной ядерной силовой установкой ВАУ-6 мощностью 600 кВт с когтеобразным генератором СГБ 600 (разработчик ВНИИЭМ). У меня нет сведений -  был ли использован НИИ Электросилы опыт ВНИИЭМ.

08.07.07 - пр.1851 Чернов 09

Взаимосвязь электрооборудования, разработанного для ГТС 1851

ТГУ – турбогенераторная установка, ВА – выпрямительный агрегат, ГРЩ – главный распределительный щит, АБ – аккумуляторная батарея, МГЭД – маршевый гребной электродвигатель, ПТС преобразователь трехфазный статический, ПУ – подруливающее устройство, ПР – преобразователь постоянно-переменного тока, РГЭД – резервный гребной двигатель, ПК – прочный корпус

Почему для ЭЭС ГТС проекта 1851 не было предусмотрено создание испытательного стенда ЭЭС, укомплектованного штатным оборудованием, мне не известно. Возможно, не видели надобности из-за простоты ЭЭС: установлен один основной источник электроэнергии, основная силовая сеть постоянного тока, нет потребности  в синхронизации и параллельной работы генераторов, в переводе нагрузки с одного борта на другой, простая связь генераторной установки и аккумуляторной батареи. Не вызывало опасений даже наличие большого количества статических преобразователей электроэнергии, соизмеримой с источником мощностью.

Для ГТС проекта 1910 на «Электросиле» стенд ЭЭС был создан. Польза от него была существенная. Выявилась потребность заменить на строящемся корабле большое количество автоматических выключателей, не удовлетворяющих системным требованиям. Затраты на устранение проблем возрастают в десятки раз при их переходе на следующий этап жизненного цикла продукции/услуги. Например, устранить конструктивный недостаток изделия на этапе проектирования стоит в десять раз дешевле его устранения на этапе постановки на производство. Так говорит теория менеджмента качества.

При всей кажущейся простоте ЭЭС ГТС 1851 уже на корабле выявились системные проблемы. Вот некоторые из них:

-низкая надежность полупроводниковых блоков управления автоматическими выключателями, приводившая к самопроизвольному их отключению;

- качество электроэнергии генераторной установки по показателю «точность поддержания напряжения» не удовлетворяло требованиям ТУ.

- возникновение на определенных режимах низкочастотных автоколебаний напряжения и тока в основной силовой сети (частотой 1 -2 герца, амплитудой по напряжению до 30 вольт, по току до 40 ампер). Эти колебания передавались даже на преобразователь СПТ 40-50 сети переменного тока 220 В/50 Гц. И в ней его система регулирования не справлялась с колебаниями напряжения (ΔU=3 В) и частоты (Δf =1 Гц).

Указанные проблемы не входили в зону ответственности Главного конструктора Чернова А.А.. Разработчиком ЭЭС был «Малахит». Выявление и устранение причин автоколебаний было перенесено на опытную эксплуатацию корабля, который на некоторое время становился испытательным стендом ЭЭС. Для организации этих испытаний мне пришлось приложить немало усилий, чтобы привлечь ЦНИИСЭТ. Во время испытаний большую помощь мне оказывал помощник командира по энергетике капитан 1 ранга Шабалин Николай Георгиевич. Для создания всех режимов ЭЭС корабль вывели «на яму». Николай Георгиевич на посту внутренней обстановки в подводном положении менял режимы нагрузок ЭЭС и демонстрировал возникающие автоколебания. Специалист ЦНИИСЭТ Михаил Крысов записывал параметры ЭЭС на магнитофон «Brüel & Kjær», а участвующие в испытаниях специалисты отдела «возбудителей» НИИ «Электросилы» искали и, в конце концов, нашли способ устранения возникающих автоколебаний, путем регулирования сигналов отрицательной обратной связи блока системы возбуждения БСВ 102.

До начала испытаний ЭЭС я перечитал всю доступную мне литературу по устойчивости ЭЭС. Ни один из рассмотренных в литературе случаев автоколебаний не подходил к ЭЭС 1851. Тогда я стал ходить на консультации к «светилам электрической мысли», которых, слава богу, в Ленинграде было достаточно. Вспоминаю разговор с одним профессором:

-В грехе, молодой человек, участвуют минимум двое. Один «грешник» - генератор, Вам известен. Ищите «грешницу». К сожалению, рекомендацию профессора я так и не выполнил. Зарегулировали генератор до такой степени, что у него не стало возможности колебаться («грешить»).

Шабалин Н.Г. - замечательный специалист, много сделавший в ходе приемки опытного корабля от промышленности для улучшения эксплуатационных качеств электроэнергетики. Некоторые его предложения были реализованы на последующих заказах проекта. Например, были развернуты электродвигатели вентиляторов в зону технического обслуживания для удобства замены электрических щеток машин постоянного тока. Это была проблема – повышенный износ щеток по непонятным причинам, требующий частой их замены. Мне пришлось летать в г. Кемерово на завод «Электромашина», чтобы разобраться в причинах. С поддержкой Старшего военпреда-руководителя Алексеева проблема была решена.

Электрогенераторная установка.

Наиболее оригинальным компонентом ЭЭС ГТС 1851 являлась электрогенераторная установка, состоящая из турбогенератора ВТМК -2,4 с блоком системы возбуждения и неуправляемого выпрямительного агрегата.

Синхронный генератором ВТМК-2,4: бесконтактный, ротор с когтеобразными полюсами и магнитный поток - внешнезамкнутый.  Расшифровка обозначения: В - водяное охлаждение, Т- турбогенератор, М - морской, К – когтеобразные полюса.

Такой тип синхронных электрической машины известен с 19 века. В них магнитный поток создается неподвижной обмоткой возбуждения, размещенной на статоре. Для того, чтобы магнитный поток проходил через рабочий воздушный зазор, в котором происходит преобразование механической энергии в электрическую (и обратно), имеется два дополнительных воздушных зазора. Массивный внешний магнитопровод, затраты магнитодвижущей силы на проталкивание рабочего магнитного потока через дополнительные зазоры приводят к тому, что такие синхронные машины проигрывают по энергетическим и массогабаритным характеристикам синхронным машинам со щеточно-контактным аппаратом. Поэтому их распространение ограничено. Для турбогенераторной установки «Кварц» (ТГ 240), в которой синхронный генератор размещен в едином корпусе с турбиной, бесконтактность ВТМК играет положительную роль для обеспечения сопротивления изоляции. Вспомним, как мучились с сопротивлением изоляции  генератора ТМВ 1-2.Чтобы обеспечить приемлемые габариты ВТМК установили частоту вращения  ротора 12000 об/мин.

Следующее новшество: применение водяного испарительного охлаждения, как более эффективного по сравнению с косвенным водяным охлаждением (ТМВ 1-2).

Примененные подшипники скольжения, вкладыши которых из гранулированной бронзы, пропитаны фторопластом и работают на воде. Их называют «гидростатодинамическими». Это новшество разработано и внедрено Калужским турбинным заводом для ротора турбины. Естественно было их применить и на генераторе, который жестко связан муфтой с турбиной. Для облегчения балансировки системы из двух роторов (турбины и генератора) была исключена одна опора (подшипник). При пуске турбогенератора питательная вода под давлением подавалась в специальные камеры подшипников и стоящий ротор «всплывает», в установившемся динамическом режиме начинал работать водяной клин. Физика гидростатического и динамического режимов подшипника весьма сложна, поскольку для смазки используется такая маловязкая жидкость, какой является вода. До сих пор пишутся диссертации по их исследованию. И надо отдать должное автору этих подшипников доктору технических наук Ямпольскому с Калужского турбинного завода, поскольку его технический шедевр надежно эксплуатируется на подводных лодках и ГТС уже несколько десятилетий. Отказ от использования для смазки подшипников и в системе регулирования оборотов турбины масла с переходом на питательную воду создало турбоагрегатам Калужского завода значительное конкурентное преимущество среди отечественных турбостроителей.

На ЛПЭО «Электросила» не было опыта разработки электрических машин с когтеобразным ротором. Не было времени на отработку всех новшеств конструкции ВТМК на макетах.

После проектирования до проведения испытаний изготовили сразу же пять опытных образцов, один из которых предназначался для поставки Заказчику.

Конструктивные недостатки  начали проявляться на заводских испытаниях.

Выявилась ошибка расчета магнитной цепи. Не было учтено «ущемление» магнитного потока многочисленными отверстиями для подачи внутрь генератора воды во внешнем магнитопроводе, в результате чего не хватило магнитодвижущей силы обмотки возбуждения, размещенной  в объеме статора. Этот просчет был исправлен удвоением числа витков катушек обмотки возбуждения.

Испарительное охлаждение обмотки статора и ротора происходит при разбрызгивании на них воды из двух кольцевых коллекторов с большим количеством отверстий. Вода в коллекторы поступала по каналам из подшипников. Равновесие между объемом воды, подаваемой на охлаждаемые частей генератора, и объемом испаряемой воды внутри  статора не устанавливалось автоматически. Если вода поступала в избытке, то в статоре начинал работать огромный миксер – снаружи был слышен страшный шум от перемешиваемой воды. С подшипниковых щитов смывалось даже никелировка. Щиты казались ржавыми от более стойкой к струям воды медной подложки. От струй воды лохматились верхние слои изоляции обмотки статора и возбуждения, что повышало риск выхода их из строя. Если воды не хватало – до некоторых пор было тихо, но шел перегрев обмотки статора и ротора. Перегрев массивных когтей полюсов ротора приводил под действием центробежных сил к их пластической деформации в сторону воздушного зазора, которая происходила до контакта с железом статора. Наступало шумное истирание когтей. Вынутый при разборке ротор выглядел космическим пришельцем, прошедшим плотные слои атмосферы: черным, с цветами побежалости. Кроме того, до установления испарительного режима когти быстро вращающегося ротор в пароводяной среде подвергались эрозии. Похоже, что использованная при проектировании генератора методика расчета расхода питательной воды на охлаждение, была несовершенной.

Мне довелось сопровождать Александра Адриановича  на плановые  ревизии (разборки) генераторной установки, а также на разборки после аварийных остановов. Выражение лица Александра Адриановича показывало, что он, глядя на разрушенные роторы, испытывал к ним сострадание как к раненому другу. Но при этом он не сникал, не падал духом, а разрабатывал план по проведению конструктивных доработок и корректирующих мероприятий. А ответственность на нем была колоссальной. Образно говоря, на когтях генератора висела кораблестроительная программа по ГТС 1851. Если бы не удалось повысить надежность ВТМК, потребовалась бы новая ОКР. со значительным сдвигом сроков по заказу в целом.

Я был свидетелем принятия решения Главным конструктором Черновым А.А. Перед ним на столе лежит чертеж генератора. Глядя на него Александр Адрианович «по - Черновски» прищуривает глаз и говорит: «250». Поясняет:

-сейчас зазор между вкладышами подшипника и валом ротора 350 микрон. Зазор установлен КТЗ для подшипников турбины. На генераторе снизим до 250 микрон, чтобы сократить объем поступающей в его полость воды.

08.07.07 - пр.1851 Чернов 11

Результативность доработки конструкции генератора (защитные козырьки, рифление поверхности когтей, изменение зазоров в подшипниках и других) была проверена его испытаниями в составе изделия «Кварц» (ТГ 240). При ревизии ТГ240 проводилась разборка и генератора. Состояние поверхностей ротора и изоляции было как у нового. Значит, интуиция Александра Адриановича с выбором зазора в подшипниках не подвела, а изменения в конструкции повысили надежность ВТМК 2,4, о чем свидетельствует последующая эксплуатация таких генераторов на других заказах ГТС 1851 и на ГТС второго поколения.

00.04

 

Совещание в кабинете Главного конструктора.

Совещания с разработчиками оборудования по рассмотрению замечаний  к техническим проектам «Черновских заказов» от заинтересованных сторон непременно переходило в кабинет Александра Адриановича. Наибольшее количество замечаний было от электрических отделов бюро-проектанта ГТС. Наспорившись до хрипоты и не придя к консенсусу, шли к Чернову. Он сидел за своим резным трофейным столом зеленого сукна близко спиной  к большому окну с открытой створкой. Получалось, что он сидел на сквозняке, но на удивление - не простужался. Словесные баталии продолжались. Александр Адрианович слушал, комментировал, разъяснял свою позицию. Иногда, когда хор несогласных голосов усиливался, он терял терпение и на головы присутствующих выливался такой поток высокохудожественной русской народной речи, что не в сказке сказать.… Сожалею, что сидя с открытым ртом не конспектировал эти речи. Вспоминаются типичные поговорочки дяди Сани: «Горчица после ужина», «Не посмотрев в святцы, ударили в колокола», «Дурак задумками богат», «Заставь дурака богу молиться…» «Как дураку с горы сбежать», «Свинья рожает поросят», цитата из поэмы «Горе от ума»: «Нельзя ли для прогулок подальше выбрать закоулок».

Последняя цитата явно навеяна недобрым отношением Генерального директора объединения Фомина Бориса Ивановича к «Черновским заказам». После создания в 60-х годах по инициативе Ленинградского обкома КПСС объединения, завод «Электросила» стал головным предприятием. В основу объединения был положен принцип производственно-технологической специализации. Профиль объединения - крупное электромашиностроение – турбо и гидрогенераторы, крупные электрические машины, которые выпускал завод «Электросила» и Ленинградский электромашиностроительный завод в городе Металлострой. Эта продукция давала основную часть прибыли, почет и уважение для высшего руководства. Товары народного потребления (кипятильники, самовары, пылесосы, детские кроватки и прочее), как не профильная продукция были переданы на производство в Псков, Великие луки и Дно. Не профильным было производство и спецтехники для ВМФ.  «Электросила» старалась передавать разработанные комплекты конструкторско-технологической документации корабельного электрооборудования на другие заводы, в частности на «Уралэлектромаш» и Харьковский электромашиностроительный завод (ХЭМЗ).

Тем не менее, силовым приемом, через Постановление ЦК и СМ 1972 года, «Электросилу» привлекают к разработке электрооборудования для ГТС. Может ли это понравиться Герою Социалистического Труда, Председателю Северо-Западного территориального совета директоров предприятий электротехнической промышленности, делегату ХХV и XXVI съездов КПСС, депутату Верховного Совета РСФСР, члену Ленинградского областного комитета партии Фомину Б.И.? Сомневаюсь! Недоброе отношение к электрооборудованию ГТС переносилось на независимого от Генерального директора Главного конструктора Чернова А.А., имеющего обыкновение говорить в глаза правду.

Об этом знали в семье. Дочь пишет:

«У папы были плохие отношения с Фоминым. Дважды орден Ленина до него не доходил, отдавали другим. Второй орден был бы, по крайней мере, третьим….  Потом ему звонили с поздравлениями из Министерства и очень удивлялись тому, что орден передали другому. Второй орден (т.е. четвертый) был уже адресно для папы послан в Горсовет. Папа все это очень болезненно переживал. Неудобный он был для начальства человек. На его похоронах НЕ БЫЛО НИКОГО из дирекции завода, на котором он проработал 50 лет».

Несколько раз при мне к Александру Адриановичу приходил для обсуждения острых вопросов главный конструктор ГТС 1851 Бавилин Сергей Михайлович, благо, что идти инвалиду войны с ампутированной стопой не далеко – перейти улицу Фрунзе. Встречи двух великих конструкторов проходили в спокойной обстановке, без эмоциональных всплесков,. Они по-деловому как два умных человека, не тратя лишних слов быстро договаривались. В их словах чувствовалось взаимное уважение.

00.04

 

Завершающая часть проекта.

08.07.07 - пр.1851 Чернов 10 Приведу награды «Почетного электросиловеца» Чернова А.А., которыми Партия и Правительство оценили его трудовые заслуги:

Два ордена Ленина – за создание и внедрение электрооборудования для атомных подводных лодок проектов 667А, 670, 671

Два орден «Знак почета» – за восстановление завода после прорыва блокады и за выполнение задания правительства в Германии

Медали: «За доблестный труд в Великой Отечственной войне», «За оборону Ленинграда, «100 лет со дня рождения В.И. Ленина»

 

В 1983 году Александра Адриановича приказом Б.И. Фомина освободили от обязанностей Главного конструктора по электрооборудования ГТС проектов 1910 и 1851. К этому времени все ОКР по этим проектам были завершены. Все разработанное электрооборудование прошло необходимые стендовые испытания и принято межведомственными комиссиями. Военной приемкой произведена приемка поставочных образцов, которые смонтированы на опытных ГТС.

Грандиозный Проект, включающий десятки НИОКР, был завершен.

Предстояли еще швартовные, заводские ходовые и государственные испытания (ШИ, ЗХИ и ГИ) с приемкой опытных заказов ГТС в опытную эксплуатацию, еще будут отказы электрооборудования. Но теперь они происходили не всегда по причине конструктивных недостатков или от несовершенства технологии производства. Вступал в силу человеческий фактор.

Пониженный в должности Александр Адрианович два с лишним года не вылезал из командировок на сдаточную базу Адмиралтейского завода на Белом море, на Судоремонтном заводе «Нерпа» в Снежногорск, Мурманской области,  и принимал решения как Главный конструктор, т.к. Постановления ЦК и СМ никто не отменял. Например, на ЗХИ вышел из строя датчик скорости маршевого гребного электродвигателя (МГЭД) ГАП 075. Сигналы этого датчика используются в схеме ПТС 125 для управления МГЭД. Датчик состоит из зубчатого колеса, установленного на роторе и стационарно установленных над ним катушек. Электросиловцы в доке слили масло из электродвигателя, вскрыли его и датчик отремонтировали. При этом для обеспечения доступа к датчику пришлось вытягивать заизолированные выводные концы шестифазной обмотки статора, сделанные для ремонтопригодности с запасом длины. При сборке двигателя ремонтники неправильно заправили обратно в полость двигателя заизолированные и весьма жесткие выводные концы. Несколько выводных концов (не менее двух) коснулись медного короткозамыкающего кольца беличьей клетки ротора. При последующей работе ГАП 075 медное кольцо медленно, но верно перетирало изоляцию этих самых выводных концов. Наконец наступил момент глухого короткого замыкания. Автоматический выключатель защитил генераторную установку и отключил электропривод МГЭД от питающей сети. У корабля для движения по курсу остался один маломощный резервный движитель. Александр Адрианович в доке лично залезал в межбортное пространство для оценки происшедшего, чем вызвал восхищение у членов экипажа.

Была еще разгерметизация ГАП-7 и попадание внутрь двигателя забортной воды. Произошло это от случайного (а может и преднамеренного) применения в качестве крепежа подшипниковых щитов болтов из черного металла. Титановый корпус двигателя быстро растворил болты в морской воде. Для промывки полости двигателя от морской воды «Электросила» доставила из Ленинграда шесть двухсотлитровых бочек этилового спирта. Но промывка изоляции ГАП -7 спиртом это уже другая история.

Все случаи отказов электрооборудования тщательно документировались в актах. По этим актам составлялись протоколы и принимались решения. Только по неисправностям АМП-6 на сдаточной базе в группе «Малахита» я видел стопку бумаг, толщиной сантиметров 50. Не представляю даже – сколько там было исписанных листов.

Для обобщения опыта разработки и строительства ГТС по кораблестроительной части, а также по всем системам и устройствам участники Проекта должны были участвовать в комплексной НИР, который так и назывался: «Опыт». Наша группа электриков также обобщала опыт свой и опыт наших контрагентов. Мне сообщили, что у нас в НИУ ВМФ НИР «Опыт» через какое-то временя хранения, был уничтожен. Конечно, кто же у нас учится на чужом опыте?

Последующий проект ГТС 1083 комплектовался доработанным электрооборудованием, в котором использовались конструктивные решения Чернова А.А.

Знаком уважения и признания заслуг Александра Адриановича в создании электрооборудования для кораблей современного ВМФ и в первую очередь для атомных подводных лодок и глубоководных технических средств является назначение на должность или точнее присвоения ему звания «шеф-электрик Электросилы». Такой штатной должности на «Электросилы» не было. Эту почетное звание с 30-х годов пожизненно имел Роберт Андреевич Лютер, который организовав Общезаводское бюро исследований, заложил фундамент теоретической базы отечественного электромашиностроения. К слову, Александр Адрианович знал и очень уважал Р. Лютера. Александру Адриановичу поступали предложения стать дипломированным ученым по совокупности трудов и изобретений. Это была достаточно распространенная практика седи руководящего состава предприятий. Чернов отказывался. И это подчеркивает его высокие моральные качества.

На пенсию Александра Адриановича уволили в феврале 1987 года – на кораблях уже был поднят военно-морской флаг и успешно шла их опытная эксплуатация. Великий труженик не мог жить без работы и скончался в том же году, 18 октября 1987 года.

00.04

 

Заключение.

С кем бы я ни говорил из числа конструкторов, строителей, заказчиков и других участников Проекта по созданию глубоководных технических средств, все однозначно говорят о исключительно важной роли «Электросилы» в его успешном завершении. Все в один голос говорят о выдающемся человеке – Чернове Александре Адриановича, сплотившего вокруг себя творческий коллектив расчетчиков и конструкторов, который под его руководством спроектировал, разработал конструкторскую документацию и осуществлял авторский надзор за производством и испытанием трех комплектов электрооборудования для трех проектов глубоководных технических средств с атомной энергетикой. По существу это равнозначно созданию нового направления – отечественной глубоководной электротехники. Глубоководная электротехника будет развиваться, изменяться, но еще долгие годы в ней будут видны родовые признаки технических решений, принятых А.А. Черновым.

Александра Адриановича в глубоководной тематике с атомным ядром знали и уважали от инженеров и членов экипажей и по иерархии вплоть до министров. Уважали, несмотря на не всегда совпадающие ведомственные интересы. Издержки функционального подхода, при котором, не в пример процессному подходу, функционеры озабочены только своими ведомственными интересами и за конечный результат не сильно беспокоятся. За конечный результат беспокоятся и несут ответственность руководители Проекта: Главные конструкторы корабля, главные конструкторы электрооборудования, главные конструкторы систем и устройств.

Окидывая взглядом трудовую биографию Александра Адриановича, поражаешься многообразию завершенных им сложнейших дел. Поражает результативности его работы на «узких» «Электросилы». Поражают успешно завершенные Проекты по созданию электрооборудования для ЭЭС АПЛ на переменном токе, частотой 50 и 400 герц и электрооборудования по глубоководной тематике. При этом возникает огромное сожаление, что такая личность недооценена по заслугам. Его имя должно звучать в одном ряду с Главными конструкторами «Электросилы», Главными конструкторами по электрооборудованию СПМБМ «Малахит» и другими выдающимися конструкторами военно-промышленного комплекса.

Удивительно, но за создание электрооборудования ГТС труд Чернов А.А. не отмечен вообще никаким признанием. Конечно, ко времени выхода Постановления о награждении Александр Адрианович скончался. Но ведь есть Государственных наград Российской федерации, по статуту которых награждаются посмертно. Например, награждение орденом Жукова, может быть произведено посмертно.

Допускается присуждение Государственной премии посмертно. Диплом и почетный знак награжденного посмертно или умершего лауреата передаются или оставляются его семье как память, а денежное вознаграждение передается по наследству.

Еще следует отметить таланта Александр Адрианович быть  пропагандистом и агитатором. Этот талант развивался в нем при работе секретарем больших комсомольских организаций заводов. В течение нескольких десятилетий он был пропагандистом высшего звена сети просвещения по вопросам Марксистско-Ленинской философии и Истории КПСС, членом партийного бюро партийной организации отделов главного конструктора. Целостность его натуры проявлялась в том, что он как думал, так и говорил, что говорил, то и делал. Я был свидетелем того, как жестко дал он отповедь нашему попутчику в полковничьей форме в поезде за высказываемую критику в адрес советского строя. Он в споре не на шутку разошелся и наш попутчик, широко открыв от глаза удивления, замолк. Была у нашего народа такая черта: на партсобраниях говорили одно в льстивых речах, а у себя на кухнях противоположное.

За активную пропагандистскую работу он неоднократно премировался Московским Райкомом КПСС и Партийным комитетом завода. Его работа отмечается Ленинградским областным комитетом КПСС и он заносился на городскую доску почета. За организацию социалистического соревнования и активное участие в выполнении обязательств был награжден знаком победителя соцсоревнования в девятой пятилетке (1971—1975).

На его личном счету 36 авторских свидетельств на изобретения, внедрение которых только за девятую пятилетку дало экономию свыше 25 тысяч рублей (приблизительно 10 миллионов рублей по современному курсу). Он награждён знаком "Изобретатель СССР".

Он щедро выделял мне время, делился своими знаниями и опытом, а я ведь был для него практически посторонним человеком. Обычно после совещания Александр Адрианович  оставлял меня в своем кабинете. Мы пили кофе или чай. Он опускал в свой стакан пять - семь кусочков сахара («Мозг требует энергии» - говорил он), и продолжал в течении нескольких часов расширять мой кругозор и шлифовать мировоззрение. Мне было поведано много поучительных историй из его жизни. С удовольствием вспоминаю многочасовые монологи Александра Адриановича  в номерах гостинец во время совместных командировок. Засыпали под утро.

Человеком он был скромным и неприхотливым в быту. Однажды мы с ним приехали в Калугу. В те дни в Калуге проходил всесоюзный слет филателистов и свободных мест в гостинице «Калуга» не было. Завод мог поместить Александра Адриановича в имеемых у него апартаментах, а мне Главный конструктор Калужского турбинного завода Лавров Евгений Иванович предложил только что освободившуюся комнату в общежитии. Александр Адрианович отказался от апартаментов и сказал, что будет жить со мной в общежитии. Когда мы пришли в общежитие, поразились исключительному беспорядку в комнате и отсутствием даже входного замка. Как оказалось, несколько дней назад в ней еще жил человек, сведший счеты с жизнью.

Александр Адрианович стал деловито выгружать из шкафа на выброс куски сала, соления, прочие пищевые отходы и хлам, а меня послал за водой, тряпками и шваброй. Навели порядок и почти всю ночь вели разговоры. Периодически открывались створки окна. В его проеме появлялась человеческая фигура, которая молча спрыгивала на пол и выходила из комнаты. Окно комнаты выходило на козырек перед входом в общежитие и использовалось опоздавшими жильцами ко времени закрытия входной двери в 23.00 резервным входом.

Работа рядом с великим человеком, конструктором и гражданином есть подарок судьбы. Считаю его своим учителем, о чем я сказал, к сожалению, только у гроба при проводах Александра Адриановича в последний путь.

00.04

Восспоминания моих коллег.

Приведу тост коллеги  Абрамова Станислава Петровича, руководителя нашей группы электриков в НИУ ВМФ, посвященный 100-летию Чернова А.А. в 2010 году и воспоминания Брицына Михаила Михайловича, начальник отдела силового электрооборудования «СПМБМ «Малахит», заслуженного конструктора Российской Федерации,

За тех, кому удаётся…! (Тост Абрамова С.П.)

 «В этом году исполнится 100 лет со дня рождения одному из главных конструкторов завода "Электросила" Александру Адриановичу Чернову. Как и большинство великих людей, он был маленького роста, худенький и подвижный. Манера общаться с мужчинами – желчная доброжелательность, с дамами – лучистая доброта. Говорят, он был любвеобилен, подробностей я не знаю.

Когда ему было слегка за 70, его хотели перевести в научные консультанты.

– Считаю это для себя оскорблением, я всегда смеялся над двумя степенями учености, – категорически выступил Чернов. Пришлось придумать для него должность Шеф-электрик.

А я был в то время научным представителем Заказчика, то есть мы сотрудничали с Черновым, сидя в разных, часто супротивных, но дружеских окопах. Обычно он звонил мне, надо срочно встретиться. Прихожу, пьем чай, и начинаются длинные монологи Главного конструктора о том, как было в те ещё времена и как из этого выкручивались. Минут через сорок хитрый Дядька, решая, что я уже созрел, клал передо мной проект "Совместного решения", в котором вначале излагались объективные трудности "Электросилы" при создании очередного образца новой техники. Далее предлагались меры за счет дополнительных денежных вливаний Заказчика. Убаюканный дядькиными воспоминаниями, я вяло возражал, подписывать, мол, не буду.

Чернов загорался и начинал выражаться полуматом, т.е. сильно, но в пределах интеллигентного мужского разговора, цитируя иногда великого баснописца, например, всем заказчикам "нельзя ли для прогулок найти подальше закоулок" и не беспокоить его родное предприятие.

Из уважения к сединам я молчал. Видя, что совместного плавания не получается, Дядька доставал из глубин своего стола второй вариант "Решения", где Заказчику, с одной стороны, предлагалось брать, что есть, а Предприятие, с другой стороны, обещало всё исправить на втором экземпляре в светлом будущем. С тем и расставались. Как поётся в песне, никуда нам не деться от этого, Партия определяла без вариантов, кому быть Заказчиком, кому – Исполнителем.

– Мы вместе, – подводил итог Чернов, – решили проблему времени, главное, чтобы наш электромотор, не стопорил общий Заказ.

По моему мнению, он или участвовал в технических совещаниях или передвигался слегка вприпрыжку. Однажды по молодости, тогда ему было только 75, Чернов был задержан милиционером метро за то, что бежал по эскалатору. Состоялся примерно такой разговор:

МИЛИЦИОНЕР: Уважаемый гражданин, Вы нарушили правила, за бег по эскалатору, платите штраф 50 рублей.

ЧЕРНОВ: Молодой человек, если бы нарушил, заплатил бы 100, но я – шёл.

М: Да Вы летели, как метеор на 200 рублей, скажите спасибо за мою доброту и ваши годы!

Ч: Дорогой мой, при беге обе ноги на мгновения зависают в воздухе, а при ходьбе всегда одна нога упирается в землю. Вы уловили в моём движении такие мгновения?

Естественно, милиционер не уловил и вынужден был капитулировать.

……….…………………………………………………………………………………

Друзья, давайте выпьем за тех людей, кому удаётся прожить вприпрыжку, так что даже спустя 100 лет со дня рождения о них невозможно вспоминать без улыбки!

Главный конструктор. Воспоминания об А.А. Чернове

Брицын М.М.

Есть люди, общение с которыми оставляет неизгладимый след на всю жизнь. Одним из таких людей для меня, несомненно, был Александр Адрианович Чернов. Не буду касаться основных вех его биографии, так как безусловно есть люди, которые знали его лучше и дольше, но смею думать, что и мне есть что вспомнить о нашей совместной работе.

После окончания ЛЭТИ в 1974 году я по распределению был направлен в ЦКБ «Волна» (впоследствии СПМБМ «Малахит»), где и начал свою трудовую деятельность на ниве проектирования  электроэнергетических систем глубоководных аппаратов. Меня определили в группу, которой руководил ведущий конструктор Константин Глебович Бехтерев который придерживался позиции о самостоятельном обучении плаванию методом бросания в воду, за что я ему очень благодарен. Таким образом весьма скоро я был командирован в НИИ завода «Электросила» по каким-то техническим вопросам, где и увидел в первый (но далеко не в последний) раз Александра Адриановича.

Выглядел он весьма впечатляюще: маленького роста, очень худой с крючковатым носом, кустистыми бровями и запавшими глубоко глазами - словом, по моему мнению, именно таким должен был выглядеть какой-нибудь персонаж типа Мефистофеля, если его играет не оперный артист. Естественно, теперь я уже не могу вспомнить конкретный вопрос, по которому я пришел к Чернову, но это и не важно. Узнав мою фамилию, Чернов спросил, не сын ли я Михаила Лукича Брицына, а получив утвердительный ответ, поведал, что он вместе с моим отцом находился в командировке в Германии по делам отправки электрооборудования. Нашлись у нас и общие знакомые, которые приходили к отцу в гости или по работе. Из-за этого, несмотря на мою молодость и небольшую должность, у нас установились довольно теплые отношения с естественным оттенком покровительности с его стороны, что, впрочем, не мешало нам всегда отстаивать интересы своих предприятий.

В то время Александр Адрианович занимал должность «Главный конструктор», причем, по моему, никаких пояснений к должности не было. С моей точки зрения, это очень символично, так как Чернов и был, несомненно, именно Главным конструктором с большой буквы. При наличии в НИИ выдающихся специалистов-электротехников, таких как В.А. Терешонков, И.В. Жулин, И.В. Глушанок, Г.А. Черноносов, Л.А. Родштейн, Л.И. Дриманович, Б.З. Дробкин и других (пусть простят те, кого не перечислил), именно Чернов являлся координирующим, а во многом и генерирующим звеном в сложной и длинной цепочке создания уникального электрооборудования, которое во многом обеспечило успешное создание таких глубоководных технических средств, как проекты 1910 и 1851 и заложило технические решения для проекта 10831.

А оборудование было уникальным не только для своего времени, но и сейчас вряд ли имеются аналоги как в России, так и за рубежом. В первую очередь это, конечно, турбогенераторы, предназначенные для работы в конденсаторе ТГУ в условиях вакуума с изменяющимся давлением, а также пароводяной смеси.

При этом для проектов 1910 и 1851 были созданы абсолютно разные конструкции: синхронный генератор ТМВ-1-2 с водоохлаждаемым контактно-щеточным аппаратом и непосредственным охлаждением обмоток и генератор ВТМК-2,4 с когтеобразным ротором с обмоткой возбуждения на статоре и испарительным охлаждением. Кроме всего прочего, генераторы были выполнены в корпусах из титана.

Отдельного упоминания требует история создания генератора ТМВ-1-2.

При испытаниях генератора в составе турбогенераторной установки на стенде Калужского турбинного завода было выявлено понижение сопротивление изоляции статора и ротора. Следует отметить, что рассчитывая машину на работу в тяжелейших условиях, «Электросила» применила специальную полиимидно-фторопластовую изоляцию, которая, как показало время, прекрасно себя проявила. Для контроля качества этой изоляции даже применялся специальный прибор – тераомметр - вместо обычных мегаомметров.

Из-за снижения сопротивления изоляции была прервана работа междуведомственной комиссии, в которой принимал участие и я.

Так как с учетом сжатых сроков поставки ТГУ проблема требовала своего скорейшего разрешения, то испытания решено было продолжить и они превратились на время в своего рода научную работу по выявлению факторов, влияющих на изменения сопротивления изоляции.

В процессе испытаний была выявлена прямая зависимость сопротивления изоляции от глубины вакуума в конденсаторе, причем с повышением вакуума сопротивление повышалось. При этом добиться стабильного значения не получалось, несмотря на применение различных ухищрений – фторопластовых шлангов, конструкция для слива конденсата, обработка гидрофобными жидкостями и т.д. Характер изменения сопротивления изоляция и явная тенденция к восстановлению после снижения увлажнения наводили на мысль, что собственно изоляция в нормальном состоянии, а снижение сопротивления обусловлено токопроводящими мостиками и имеет распределенный характер.

Тем не менее, принять решение об установке на корабль генератора, у которого сопротивление изоляции падает до 5 кОм (а то и ниже), с учетом необходимости контроля сети и невозможности обслуживания генератора было боязно. Для решения данного вопроса была даже создана экспертная комиссия по руководством академика И.А. Глебова, а в последствии даже было подготовлено решение, утверждаемое Президентом Академии наук СССР А.П. Александровым. Несмотря на высокие подписи и большое количество задействованных авторитетов, вопрос затягивался. Был необходим первотолчок для дальнейшего продвижения. Ситуация была сдвинута с места Черновым, которому тоже это надоело, и который сказал: «Я вам говорю, что изоляция генератора нормальная, и он будет работать даже в этой среде. Никакие дополнительные мероприятия не помогут. Или берите генератор, какой есть, или нужна новая ОКР.» После этого на основании заявления Александра Адриановича было принято непростое, но как оказалось единственно верное решение, о допуске генератора на заказ с имеющимся сопротивлением изоляции, повышающимся в процессе работы.

Время показало правильность принятого решения. Генераторы прослужили больше назначенных сроков, причем к непосредственно изоляции претензий не было, а после исключения в контактно-щеточном аппарате водяного охлаждения и его доработки замечаний не было и вовсе.

Кроме создания уникального оборудования, коллектив под руководством Чернова решал и системные задачи, в том числе проблему прямого пуска гребного электродвигателя от генератора соизмеримой мощности для заказа 1910 и совместную работу большого количества статической техники на заказе 1851, для чего на «Электросиле» были созданы даже специальные стенды ЭЭС, полностью себя оправдавшие.

Александр Адрианович не очень (мягко говоря) любил заниматься всякого рода рутинной работой вроде контроля сроков выполнения работ и прочих договорных нюансов. В связи со сложностью и новизной электрооборудования сроки выполнения работ часто требовали корректировки, а добиться от Чернова даже запроса на перенос было весьма непросто. Однажды настал момент, когда наше терпение как заказчика работ, иссякло, после долгих раздумий нашим бюро были применены штрафные санкции по одному из договоров. Более того, было назначено разбирательство в Госарбитраже.

В Госарбитраже «Электросилу» представлял Чернов, а от «Малахита» послали меня. Поскольку дело для нашей стороны было явно выигрышное, и Чернов это понимал, то разбирательство было недолгим, и поносил он меня там не сильно. Когда мы вышли он спросил – «Ну что. добился?», на что я ответил ему, что этого добился не я, а он сам. Тем не менее на некоторое время договорная дисциплина несколько укрепилась. Некоторое время Чернов на меня дулся, но потом мы быстро помирились.

Александр Адрианович был человеком оригинальным не только в работе. На столе у него все время стоял термос с чаем, в который по неподтвержденным данным добавлялся коньяк. Он никогда не пользовался лифтом, причем в своем достаточно зрелом возрасте бегал по лестнице бегом и вверх и вниз. От застарелого радикулита он лечился с помощью медного провода, обернутого вокруг поясницы, которым любил похвастаться. Одной из любимых поговорок Чернова была «Свинья рожает поросят», если он хотел подчеркнуть неоригинальность предложенного технического решения.

Однажды я присутствовал при рассмотрении принесенного ему на подпись чертежа какой-то электрической машины. Прищурившись, он посмотрел на него и сказал: «Вал тонкий!». Уважаемые конструктора принялись убеждать его, что они не раз все пересчитывали и этого быть не может. При повторной проверке оказалось, что прищуренный глаз Чернова был более точным.

Оборачиваясь назад, более чем на 40 лет назад, когда я впервые встретил Александра Адриановича, начинаешь понимать, что людей такого масштаба, которые могли сами принимать сложнейшие технические решения, встречалось не так и много. Здесь я не имею в виду различного рода арапов, которые машут шашкой направо и налево, принимая решения, основанные на громкости голоса или высоте должности. Решения Чернова всегда были основаны на балансе высочайшего уровня технической подготовки и разумного риска, что и необходимо для движения вперед. До сих пор я считаю, что мне крупно повезло в столь молодом возрасте довольно близко познакомиться с таким замечательным человеком.

После выхода на пенсию Александр Адрианович прожил не так много, видимо, без работы не мог.

И последнее. Перед тем как начать эту статью, я решил поискать сведения о Чернове в интернете. Ни на сайте «Электросилы», ни в других местах упоминаний о нем я не нашел. Это очень печально!

 

 

 

Ашик В.М. "Поход подводной лодки Б-69 с глубоководным комплексом "Архипелаг" в 1967 году".

Ашик В.М. "Походы глубоководного комплекса "Селигер".

Ашик В.М. "Гидронавт".

Богатов В.А. "Главный конструктор энергетической установки АГС проекта 1851"

Буриличев А.В. "Глубоководные технические средства."

Видинеев В.В. "Подписание приёмного акта опытовой атомной глубоководной станции АС-13 проекта 1910".

Видинеев В.В. "Обоснование условий предварительного расчёта мощности энергетической установки и выбор источника энергии обитаемой глубоководной станции."

Видинеев В.В. "Обоснование подхода для расчета гидродинамических характеристик лобового сопротивления обитаемой глубоководной станции."

Видинеев В.В. "Обоснование подхода для предварительной оценки энергетических параметров проектируемой обитаемой глубоководной станции."

Видинеев В.В. "Формирование образа обитаемой глубоководной станции и условий выбора архитектуры прочного корпуса."

Видинеев В.В. "Влияние факторов подводной среды на формирование структуры обитаемой глубоководной станции."

Видинеев В.В. "Способ предварительной оценки буксировочного сопротивления, буксировочной мощности и потребной мощности проектируемой обитаемой глубоководной станции."

Киселёв А. "Поход ПЛ Б-69 в 1988 году".

Таткало В.М. "Мой путь на кафедру".

Новости
28.11.2016

-01.10 фотоБританские и болгарские геофизики и археологи из Black Sea Maritime Archaeology Project обнаружили на дне Черного моря свыше 40 затонувших кораблей, в том числе времен Византийской и Османской империй. О находке рассказывается в пресс-релизе Саутгемптонского университета.
Источник.

 

28.11.2016

д31 пр.20120 - фотоНовая подводная система гидроакустического слежения «Гармония», развертывание которой осуществляет Минобороны РФ, сможет обнаруживать корабли и подводные лодки, а также низколетящие самолеты и вертолеты, сообщает газета «Известия».

Телекомпания "ЗВЕЗДА".

 

13.10.2016

 

Замечательное интервью с Юрием Михайловичем Кормильциным.

"Россия была и есть лидер в неатомном подводном кораблестроении"

08-91 Кормильцин 01

 

12.12.2015

03-06 Мир-1 1Глубоководный ПА "Мир-1" перевезли в музей, где он станет одним из главных экспонатов создаваемой экспозиции "Глубина".

В то время как ведущие Мировые державы интенсивно изучают Мировой океан и собирают с его дна золото, мы храним свои лучшие ПА в музее.


Copyright © 2012